Исследовательский центр Charta Caucasica
      Главная / Паноптикум
Новости
Статьи
Беслан
Краеведение
Хронология
Статистика
Документы
Паноптикум
Юмор и сатира
Фотогалерея
О нас
 

Этногенетические взаимосвязи ингушей с чеченцами и осетинами

Версия для печати Версия для печати
18.09.2012 

Предлагаемая вниманию читателей статья основана на источниках, доступных в различных изданиях и в интернете, но не является научным трудом – поскольку автору материала не удалось фундаментально обосновать свою концепцию, в силу объективных причин и обстоятельств...  
Но даже при кажущемся обилии объективной информации и документов, освещающих происхождение ингушского этноса, эта тема все равно остается открытой, как для поиска новых данных, так и, самое главное, для серьезного и глубокого анализа истории нахов - ингушского народа.  

Из фундаментальных археологических и этнографических источников известно, что автохтонами и коренными насельниками территории - от Тихого океана до Атлантических морей, а также от Северного–Ледовитого океана до границ Центральной Азии, за несколько тысячелетий до нашей эры, являлись нахи – ингуши…  
Сегодня, ингуши являются коренными насельниками Северного Кавказа. Они включаются специалистами в кавкасионский антропологический тип, относятся к балкано-кавказской семье большой европеоидной расы. Говорят на ингушском языке, который вместе с чеченским и бацбийским составляет нахскую (кистинскую) группу иберийско-кавказской семьи языков; прослеживаются также связи ингушского языка с языками древней хуррито-урартской группы.  
В начале ХХ в. М. Туманов в работе «О древнем языке Закавказья» убедительно обосновал связи нахских языков с языком Древнего Урарту. Позже в работах академика Мара это нашло подтверждение. Работы В.В. Иванова, И.М. Дьяконова, Ю.Д. Дешериева, Е.М. Крупнова и др. историков указывают на генетическую связь ингушей с хуррито-урартским миром – (III и II тыс. до н. э.).  

Этноним «ингуши», получивший распространение в литературе с середины XVIII в., своим происхождением обязан русским ученым, офицерам, часто посещавшим ингушское селение Онгушт (Ангушт), расположенное юго-восточнее современного г. Владикавказа (ныне с. Тарское РСО-Алания), жителей которого называли «ангуштовцы», «ингушевцы» с постепенным переходом в «ингуши». Самоназвание ингушей – гIалгIай. По мнению ряда исследователей, слово «гIалгIа» означает «житель башен». Выдвигалось мнение о связи этнонима «гIалгIай» с именем божества в языческом пантеоне древних ингушей и греков – «Гела», «Гала». Сегодня, оба этнонима – «ингуши» и «гIалгIай», вобрали в себя ряд нахских обществ: Галгаевское, Цоринское, Джейраховское, Фяппинское (Кистинское), Арстхой (карабулаки), Аух-акки (ауховцы) и Мецхальское, которые, во второй половине XVIII - начале XIX веков, слились в единый народ, занимающий современную территорию Ингушетии.  
По имеющимся письменным источникам и археологическим данным, ингушские племена с I тыс. до н. э. прочно обосновываются в горах Центрального Кавказа и на равнинах Предкавказья. 
В ценнейшем источнике по истории и этнографии народов Северного Кавказа, «Географии» древнегреческого географа и историка Страбона, отражен этноним «гаргара» (от ингушского «герга» - близкий, родственник, родственный), который относят к предкам нахов.  

Клапрот и Пфафф на основе историко-географических данных о Кавказе (Страбон, Прокопий, Плутарх) считают, что «гаргареи» древних авторов являются ингушами-галгаями.  

Ранний период ингушской истории (согласно страбоновским и другим документальным источникам) связан со знаменитой Кобанской культурой I тыс. до н. э., которая получила свое наименование по названию аула Кобан, ныне расположенного в Тагаурском ущелье Северной Осетии, где впервые в северокавказском регионе были выявлены, ставшие широко известными, археологические памятники. Исследования ученых позволяют сделать вывод, что при определении этнического и антропологического лица кобанцев Центрального Кавказа исследователи видят в них древних ингушей.  
Источники, в частности, называют крупное племя аргов, обитавшее в Центральном Предкавказье (предгорно-плоскостные районы Чечни, Ингушетии, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии). Длительное время занимающийся историей Аланского государства археолог из Владикавказа В.А. Кузнецов вслед за рядом ученых пришел к выводу, что «северокавказские арги в этноязыковом отношении - … одно из древних нахских племен».  
В период средневековья, в X – XII веках, на Центральном Кавказе сложилось и активно функционировало Аланское государственное образование, в составе которого, доминировали древне-ингушские племена.  
В грузинских письменных источниках III в. до н. э. ингуши упоминаются под этническим именем «дзурдзуки» - древнегрузинское название ингушей. Их расселение на плоскости было временно прервано в XIII в., в период монголо-татарского нашествия.  
На сегодняшний день, большинство топонимики и набора этнонимов Евразии, расшифровываются или напрямую переводятся только посредством ингушского языка.  

Особое место в северокавказской истории занимает общественное устройство ингушей – совершенно особенный народ в этом смысле. У каждого народа на Кавказе были свои правящие сословия: у адыгов – пши и уорки (князья и дворяне), у карачаевцев и балкарцев – таубии и ездени, у осетин – алдары и уздени, у народов Дагестана – ханы и беки. У ингушей же никогда не было ни того, ни другого. Они имели принципиально иной общественный строй, структурированный в тейповую систему. Слово «тейп» пришло из арабского языка вместе с исламом и переводится как «род, большая семья, группа». Ингушский «тейп» можно определить как объединение свободных общинников, выступающих единым социально-политическим целым.  
Превосходство одного человека или тейпа над другим - у ингушей жестко порицалось, а основным общественно-политическим принципом – был принцип свободной военной демократии…  
В 1907 г., русский публицист Павел Безпристрастный, в газете Терские ведомости, в статье «Наблюдения и заметки» пишет, - «По исследованию комиссии 1865 года по разбору личных и поземельных прав туземного населения Терской области Назрановское общество (ингуши) устроено на началах демократических: привилегированных сословий нет, все свободны, пользуются одинаковыми правами, рабов нет, землею пользуются на правах общинного владения и, что хотя между ними существуют известные фамилии, но все они выдвинулись из толпы заслугами гражданскими, или военными доблестями; не пользуются никакими иными правами, кроме уважения, приобретенного исключительно умом и личными достоинствами каждого члена.  
Основываясь на этом, все ингуши наделены землею на праве общинного владения, а если и были примеры награждения в собственность участками земли, то лишь за личные заслуги, а не за потерю прав над подвластным народом, как это и делалось в Кабарде, Осетии и Кумыкской плоскости.  
Таким образом, как видно из исследований сказанной комиссии, упомянутое устройство вызвано условиями быта этой национальности, а этому быту, как мы видим, могла бы позавидовать, не только тогда, но и в наше время, любая из стран обоих полушарий. Мы же привыкли ингушей считать, за «дикарей».  

Вот вам и «дикари»!..». 

В 19 веке И. Бларамберг (в 1834 г.) писал, - «От Владикавказа на западе и до Хасав-юрта на востоке проживал один народ, у которого не было общего самоназвания. Народ этот делился на племена с запада на восток – ангуштхой (ингушевцы), насархой (назрановцы), джарахой, аккинские кланы, фяппи (кистинцы) и гелатхой, галгайцы (в верховьях Ассы), чулхоевцы, цоринцы, арстхойцы (карабулаки), мелхистинцы, аккинцы, терлойцы, шатойцы, шаройцы, чеберлойцы, нохчи (ичкеринцы) и аух-акки (ауховцы).  
То есть остатки нахских племен, сохранившиеся после нашествия монголо-татар и Тамерлана-хромого. 
На протяжении более 500 лет, Джейрахско-Ассинское ущелье служило неприступной крепостью для орд беспощадных кочевников.
   Основным критерием, объединяющим ингушские тейпы в столь тяжелых условиях выживания, был комплекс традиционных норм этики ингушей «гIалгIай-эздел», включающий такие понятия, как: «эздел» - сдержанность, благородство, воспитанность, уважение к окружающим; «эхъ» - стыд, совесть. Понятие «яхъ» имеет два значения, первое - чистота помыслов, внутренняя гармония, нравственная составляющая личности, второе - соревновательность в неукоснительном следовании нравственным нормам в поступках и действиях. Понятие «денал» охватывает такие качества, как сила духа, мужество, решительность и смелость, верность слову, надежность, достоинство; «сий» - честь; «къонахчул» - рыцарство. 
Понятие «сагал» означает человечность; «къахетам» - сострадание; «хаьнал» - благо, полученное честным трудом. Эти традиционные этические нормы и правила поддерживают самобытность и устойчивость ингушского народа, сохраняют глубинные основы гармоничного развития личности и отражают наследие мудрой философии ингушского фольклора, носителями которого были древние ингуши... 
 
Ингуши всегда испытывали страх лишиться важнейшего наследия отцов — чести, свободы, Родины. Бросить вызов судьбе и сохранить себя в истории народу помогло то, что великий русский писатель Л. Н. Толстой в «Войне и мире» называл «духом нации». Именно этот непокорный и непокоренный дух, прекрасные народные обычаи, традиции помогли народу выстоять, выжить наперекор судьбе.  
О любом народе судят по его героям. Это маяки, нравственные ориентиры, на примерах которых воспитывается подрастающее поколение. Наши предки говорили: «Достойные мужчины — опора народа» («Дика къоанахий — мехка бIоагIий).  
У ингушей издревле существовал культ мужчины-героя. «Къонах»: «къо» (сын) + «нах» (народ), то есть «сын народа», истинный мужчина — так говорят в народе о храбром, благородном, мужественном человеке. Существовал неписаный кодекс ингушской чести, и нарушение хотя бы одной из заповедей этого кодекса в народе не прощалось.  
Каждый народ имеет свою историю. Ее нельзя искажать в угоду конъюнктурным интересам, она не подвластна какому бы то ни было диктату.  
Это объективный и неповторимый процесс. Нельзя историю народа рассматривать вне времени и пространства, вне связи с историей окружающих его народов. Ингушский народ, пожалуй, единственный в России, который не имеет своей научно обоснованной истории. Сколько раз история ингушей в прошлом переписывалась вслед меняющимся партийным или конъюнктурным установкам. 
Много раз в своей тяжкой истории ингуши оказывались в столь драматических коллизиях, что были на грани исчезновения. Нет в мире таких испытаний, которые бы судьба не послала нашему народу, но каждый раз ингушский народ, как птица Феникс, возрождался из пепла.  
Несмотря на трудности решения этногенетических проблем, попытки их постановки и разработки в современных общеисторических исследованиях вполне естественны и закономерны. Проблема происхождения того или иного народа настолько актуальна, что при любых условиях она встанет перед исследователем и потребует от него посильного освещения.  

В настоящее время общепризнанно считать, что проблема этногенеза — это, прежде всего, комплексная проблема. На течение этногенетического процесса действуют самые различные факторы, характеризуемые определенными признаками, специфичными для материальной и духовной культуры народа. Только при должном учете показателей всех этих признаков, изучаемых целым рядом научных дисциплин (археология, этнография, антропология, история, языкознание), с большим правом можно надеяться на более или менее верное решение этногенетической проблемы.  
Этот принцип комплексного использования всех возможных источников мы и положим в основу нашей попытки освещения вопроса о происхождении ингушей.  

Рассмотрим последовательно те теории и заключения о происхождении чеченцев и ингушей, которые существуют в исторической литературе и основаны главным образом на языковых данных.  
В 1915 г. акад. Н. Я. Марр выделил ингушский язык вместе с чеченским и цова-тушинским (бацбийским) диалектами в особую чеченскую группу, позднее назвав ее срединной ветвью яфетических языков Северного Кавказа.  

Данные последующего изучения народов — носителей чеченского, ингушского и бацбийского языков — полностью подтверждают это положение. Исследование же языковых особенностей этих народов позволило не только поместить их в одну группу, но и объединить единым термином — «нахские народы» или «нахский язык». Так, известный кавказовед Ю. Д. Дешериев прямо говорит о «нахских народах» и «общенахском языке».  
Между прочим, немаловажным является и то обстоятельство, что принадлежность всех этих народов к единой лингвистической группе блестяще подтверждается и общностью их материальной и духовной культуры, в особенности чеченцев и ингушей. Эта общность все более подкрепляется наблюдениями над формами жилищ, предметами быта и другими категориями древней и средневековой материальной культуры нахов. Опыт новейших археологических исследований доказывает глубину и давность происхождения ряда форм материальной культуры, уходящей своими корнями в I тысячелетие до н. э. и даже глубже.  
Приверженцы субъективного подхода к анналам классической исторической науки гибко обходят коренные аспекты истока того или иного фактора объективных заключений и анализа и, в вопросе о происхождении чеченского этноса опускается сам факт его происхождения…  

С падением влияния тамерлановских полчищ, нахи – ингуши активно начали возвращаться на свои равнинные территории – на Востоке, со стороны нынешней Чечни через Галан-чIож и бассейнов рек Асса и Сунжа, а на Западе – через бассейн рек Терека и Камбилеевки (нынешняя Осетия).  
На Востоке, часть территории нынешнего Дагестана и Чечни – были заселены остатками тамерлановских ханств (кумыкских, ногайских, аварских и т.д.), которые неожиданно для себя попали под серьезное влияние нахов – ингушей спускавшихся с гор на свои исторические земли. Под напором дерзких и неуправляемых джигитов, прагматичные ханы-сановники начали активно приобщаться к нахской культуре, т.е происходила добровольная ассимиляция. Нахкий – ингушский язык, фольклор и часть традиций легко адаптировались среди кочевников, хотя имели своеобразную специфику произношения языка и соблюдения нахских – ингушских традиций.  

Чеченцы и ингуши консолидировались в отдельные этнокультурные общности сравнительно недавно. Один из первых чеченских интеллектуалов У. Лаудаев (1827), описавший жизнь чеченцев в 1860-х гг., признавал отсутствие у них единого самоназвания. Он отмечал, что самоназвание «начхой» относилось лишь к населению бывшего (до 1862 г.) Чеченского округа, охватывавшего только плоскостную Чечню. Горные обитатели бывшего Ичкерийского округа назывались «начхой-мохкхой», т. е. относящиеся к исконной «земле чеченцев», ведь переселившиеся с гор на плоскость чеченцы, по словам Лаудаева, полагали, что плоскостная территория принадлежала русским, и не считали ее своей собственностью. Жители другого горного округа, Аргунского, носили название «шотой», т. е. «живущие на высоких местах». Ауховцы, обитавшие прежде в этом округе, называли себя «аккий» по преобладавшей среди них Аккинской фамилии. Наконец, обитателей высокогорий, живших у южных окраин Чечни, плоскостные чеченцы называли «ламорой», т. е. горцами. Ингушей чеченцы называли в XIX в. «несерхой», т. е. назрановцами, по названию их самого крупного поселка на плоскости (Лаудаев 1872. С. 4-5).  
Хорошо известно, что «чеченцы» было русской транслитерацией кабардинского названия «шашан» и происходило от села Большой Чечень., где русские впервые встретились с чеченцами и конце XVII в. (Берже 1859. С. 107: Лаудаев 1872, С. 3; Пожидаев 1926. С. 15: Ошаев 1928. С. 6; Далгат 1934. С. 4). Название села восходило к XIII в,, когда и этом месте находилась ставка монгольскою хана Сечена (Алироев 1978. С. 10; 1990а. С. 13). Вначале русские называли так лишь обитателей этого села, и лишь позднее название «чеченцы» было перенесено на всех чеченцев (Далгат 1934. С. 4). Впервые это имя начало встречаться в русских н грузинских источниках в самом начале XVIII в. (Берже 1859. С. 107; Волкова 1973. С. 144—145), а до этого русские документы знали чеченцев лишь по названиям их отдельных обществ (Кушева 1963. С. 62, 69-74, 76: Волкова 1973. С. 146-148). В то же время, как было известно уже Далгату, еще в 1607 г. чеченцы, наряду с кумыками и ногайцам», осадили построенный казаками Терский городок и тем самым впервые заявили о себе в истории (Далгат 1934. С. 8). Впрочем, даже в XX в. не наступило полной этнической консолидации чеченцев, и, по признанию самих чеченских ученых, во время Чеченской войны 1994—1996 гг. некоторые из них при заполнении документов отказывались от чеченской идентичности и записывали название своего тейпа (Яндаров, Заурбекова 2001. С. 158).  

Вышеуказанная этногенетическая «эквилибристика» подчеркивает неоднозначное происхождение чеченцев, но определяет конкретный фактор нахского – ингушского сегмента, как минимум на четверть чеченского народа.  
В процессе возвращения нахов - ингушей на равнинные западные территории – особого сопротивления, со стороны остатков тамерлановских полчищ не было, поскольку это была холмистая и предгорная география, которая не представляла для них стратегического интереса. Сильные ингушские семьи расселялись там «хуторами» и контролировали крупные плодородные территории, на всей равнинной части нынешней Северной Осетии – вплоть до реки Фиагдон.  

В период правления на Северном Кавказе Тамерлана-хромого значительная часть нахских племён – дигорой, туалой (ныне территория Южной Осетии) и крупная ветвь мецхальцев-тагаурцев попали в жернова ирано-язычных наемников, завоеванных в рабство на персидской территории горной части Памира. У этой популяции рабов-наемников не было никаких эстетических нравов и моральных принципов, тамерлановские ханы использовали их как инструмент для решения самых «недоброкачественных» методов борьбы с нахами – ингушами…  
Территория нынешней горной Осетии не была защищена естественными горными преградами так, как Джейрахско-Ассинское ущелье и, остатки нахских племен - дигорой, туалой и мецхальцы-тагаурцы попали под мощное влияние ирано-язычных варваров, которые вклинившись между расселением остатков незащищенного нахского населения (старики, женщины и дети) и под прикрытием тамерлановских полчищ, огнем и мечом истребляли Великую культуру, язык и этнические ценности нахов – ингушей…  
Однако, впоследствии, когда влияние ингушей было, в определенный период, неограниченным на равнинной территории нынешней Северной Осетии, об этом времени - в статьях Коста Хетагурова и других осетинских просветителей звучала глобальная и спасительная значимость сближения осетин с Россией…  
Ибо, к концу XVII столетия осетины находились на грани вымирания, но не из-за того, что кто-то занимался их истреблением, а причиной были их бытовое невежество и различные болезни, которые с точки зрения этики – не хочется озвучивать…  
Тем не менее, если проследить этнические взаимосвязи нахского этноса среди осетин, то на поверку выходит, что три четверти ингушского сегмента сегодня называют себя осетинами.  

Парадокс этнических взаимосвязей нахов-ингушей с чеченцами и осетинами заключается в современном национальном антагонизме «политиканов» – с одной стороны чеченцы и осетины, а с другой ингуши, хотя простой народ живет обычной жизнью и повсеместно происходят смешанные браки.  
Оппоненты ингушей занимаются написанием и пропагандой собственной истории и пытаются – либо «надеть на себя ингушскую рубашку истории», либо придумать «исторические небылицы», которые даже у их более или менее просвещенных соотечественников вызывают ухмылку…  

Однако, время – лучший судья и, если когда-нибудь «пробьется луч света в историческом мракобесии современных просветителей» - в вопросе своего этнического происхождения, то чеченские и осетинские дети в школах – будут менее запутаны и более «подкованы» для дальнейшего изучения и развития выдвинутой мной Концепции.  

Р. Албаков-Мяршхи 

  

Использованная литература 
Ингушетия и ингуши. Том 1 (Сост. М. Яндиева). Назрань-Москва, 1999. 
Павел Безпристрастный. «Наблюдения и заметки». Терские ведомости. 1907. №5. 
Возвращение к истокам. (Сост. С.А. Хамчиев). Саратов, 2000. 
Крупнов Е.И. Средневековая Ингушетия. М., 1971, стр. 39-57. 
В.А. Шнирельман. Быть аланами. М., 2006г. 

Возврат к списку новостей




 
04.04.2011  Россия удовлетворена отказом Гаагского суда рассматривать жалобу Грузии
02.03.2010  Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провел рабочую встречу с президентом Республики Северная Осетия-Алания Т.Д.Мамсуровым
24.02.2010  Хаджимба: Нельзя винить одного Саакашвили
04.02.2010  Чиновников Северной Осетии обучат работе в Интернете
01.06.2009  Явка на выборах депутатов Парламента Республики Южная Осетия составила 81,93%. В Парламент прошли три политические партии.
06.02.2009  Грузия попросила у Украины запрещенные мины-ловушки
29.10.2008  ЕС предлагает направить часть донорской помощи Грузии в Южную Осетию
29.10.2008  Южная Осетия выплатила Грузии задолженность за газ
29.10.2008  Для безопасности в Ю.Осетии и Абхазии нужны бригады войск - МИД РФ
29.10.2008  Начальник ОШ ВС Грузии рассказал о событиях августа
© 2006 Исследовательский центр Charta Caucasica