Исследовательский центр Charta Caucasica
      Главная / Паноптикум
Новости
Статьи
Беслан
Краеведение
Хронология
Статистика
Документы
Паноптикум
Юмор и сатира
Фотогалерея
О нас
 

Время собирать камни

Версия для печати Версия для печати
20.04.2007 

Ларс ЕВЛОЕВ

Мы, ингуши, один из древнейших народов мира. В нашей истории находят отражение переломные события в развитии человечества в Евразии прошедших восьми тысяч лет. Ровно столько тысячелетий существует ингушский язык. Мы создали одну из наиболее развитых цивилизаций Большого Кавказа. Она характеризовалась передовыми знаниями в области строительства и архитектуры, медицины и сельского хозяйства. Особенное место занимало военное искусство и оружейные ремесла, которые позволили нашим предкам построить высокоразвитое общество и успешно защищать свои национальные интересы, находясь на пересечении двух частей света. Военное дело для ингушей не просто искусство. Оно оказало определяющее влияние на формирование кодекса чести ингушей, обычаев и традиций народа, самоназвание которого переводится как «войско в башнях» или «городская стража» (гал-гай и гал-га соответственно). Но важнейшим достижением нашего народа, его выдающимся вкладом в мировое наследие человечества является развитое общественное устройство, основанное на принципах демократии, справедливости и уважения человеческого достоинства. География расселения ингушских обществ в ущельях центрального Кавказа указывает на единство, сплоченность и развитые общественные отношения внутри нашего народа. О наличии государства прямо указывает, например, существование уникального общественного института Мяхк кел. Нам долго внушали, что отсутствие феодальных отношений и расслоения общества по сословному признаку доказывает, что мы никогда не имели государства. Но пришло время дать твердый и однозначный ответ: никакой связи между государственностью и сословным делением нет. Отсутствие последнего у ингушей наряду с глубокой традицией уважения достоинства и равенство прав людей свидетельствуют о существовавшем общественном согласии в отношении основных правовых принципов политического устройства и механизмов их защиты. Иными словами, речь идет о том, что ингуши имеют такую же традицию демократического государства, которая была присуща в тот же период городам-государствам Древней Греции. Этот урок построения государства является для нас, современников, наиболее важным.

Сегодня мы переживаем один из сложных периодов своей истории. Существует много факторов, которые привели к текущему кризису. Их основательный анализ должен быть сделан в возможно короткие сроки. Но мы должны обратить внимание и на другой фундаментальный фактор, который будет определять наше развитие в ближайшее время: мы уже не маленький народ, нас полмиллиона. Высокий демографический темп объективно превращает нас в силу на Кавказе. От решения стоящих перед нашим обществом проблем в области образования, здравоохранения, занятости зависит не только образовательный уровень, здоровье нации и материальный достаток в обществе. Решение данных проблем – это ответ на вопрос будет ли реализован демографический рост в форсированное усиление наших национальных позиций или превратится в фактор маргинализации общества.

Одна часть наиболее важных проблем современной Ингушетии объединены одной общей чертой: все они относятся к общественным благам, т.е. тем, которые должны обеспечиваться государством. Другая – также относится к эффективности функционирования государства. Речь об обеспечении основополагающих прав человека и равенстве граждан перед законом. В этом контексте мы особенно хотим подчеркнуть свободу предпринимательства и защиту свободной и честной конкуренции.

Таким образом, самые острые проблемы республики, так или иначе, связаны с функционированием государства. Проблемы экономики и благосостояния граждан имеют для Ингушетии в данном случае соподчиненный характер: повышение эффективности государства автоматически обеспечит нам средний уровень жизни по стране. Причем непосредственное осуществление инвестиций в капитал, повышение рентабельности и создание рабочих мест будет обеспечиваться самими гражданами-предпринимателями, для которых государство должно обеспечить ясные правила игры и общественные блага, в первую очередь дороги и другие коммуникации.

Существует точка зрения, что государство как таковое противоречит традиционному для ингушей стремлению к равенству, достоинству и свободе. Но как мы показали выше, наши традиции могли сложиться и сохраняться только при наличии государства. Инерция обычного права принятого в народе оказалась столь сильна, что в последние века наши традиции устояли вопреки всему. Тяжелые испытания и малочисленность способствовали их сохранению. Однако сегодня наша численность достигла критической массы. Общественные отношения в духе дарвинизма, которые мы наблюдаем, и традиции ингушей несовместимы. В результате отношения в обществе стремительно примитивизируются. По сути, развитие общества современной Ингушетии ведет к становлению феодальных отношений. Россия, которая стремится к развитию демократии, страдает от отсутствия соответствующих традиций. Мы же, имея таковые, идем по пути их разрушения.

Таким образом, сохранение традиций, а значит и самого народа, в будущем будет зависеть от наличия демократического государства. В свою очередь у нас в отличие от многих есть глубокие демократические традиции, которые могут быть мощным фундаментом для развития современной демократии в обществе.

Государственное устройство Ингушетии в прошлом, конечно, не отвечало современной форме государства. Собственно сама эта форма была обоснована Монтескье относительно недавно по историческим меркам. Ингушетия не знала государства как единство трех ветвей власти. Обычное право, которое практиковалось среди ингушей до принятия ислама, основывалось на завете Ноя, и, следовательно, законодательный орган не требовался. Исполнение законов возлагалось на заинтересованные стороны, которые, объединяясь по родовому признаку, как правило, имели для этого достаточные возможности. Если рассматривать государственный процесс с позиции Монтескье, то Мяхк кел был главным органом государства. Это был независимый орган, представительный по организации, функции которого были на деле существенно шире, чем просто судебные. Наше государство было одним из передовых для своего времени. Территориально оно распространило свою юрисдикцию шире, чем все известные в древности демократии как города-государства Греции или первое государство мусульман в Медине, которое также было основано на демократических принципах, отраженных в выдающемся историческом документе - Мединском соглашении.

Более важным, чем форма существования государства, является его способность решать свои задачи. Древнее государство ингушей успешно решало задачи распространения знаний, защиты от внешних военных угроз, организации социальных отношений. Обычное право, которое до сих пор имеет среди ингушей широкое применение, было развито в тот же период.

В соответствии с Конституцией Республики Ингушетия является демократическим государством, все атрибуты которого оно имеет. Однако способность ингушского государства решать свои задачи ниже всякой критики. В области образования, здравоохранения, развития коммуникаций мы занимаем последние места в стране. Судебная система не работает. Власть в целом имеет критически низкую легитимность и авторитет.

Коррупция – норма для чиновника. Понятие «власть закона» лишено смысла, соответственно, и равенство перед законом также пустой звук. Вопрос не в воровстве бюджетных средств при исполнении государственных заказов. Вопрос в воровстве без какого-либо прикрытия, без каких-либо работ. Государственный аппарат оказался неспособен достроить даже те объекты, которые были заложены прежней властью. Многие из объектов превратились в долгострой и годятся только под снос.

Мнение о том, что бюджет Ингушетии определяется авторитетом руководителя региона, является абсолютно ошибочным и культивируется самой властью. Бюджет Ингушетии формируется на 90% за счет дотаций. Дотации определяются по простой формуле, в которой главный показатель – численность населения. То есть мы, жители Ингушетии, создаем бюджет, а власть его коррумпирует. Власти будут меняться, а бюджет в соответствие с законодательством будет расти из-за роста численности населения. Таким образом современное ингушское государство не только не способно обеспечить общественные блага, создавая условия для бизнеса и собирая налоги, оно не способно их создавать даже при таком элементарном формировании бюджета. Так что считать государством: то устройство, которое мы имели в древности, и которое успешно регулировало общественную жизнь, или то, что имеем сейчас, которое имеет все атрибуты современного государства, но абсолютно импотентно решать общественные проблемы?

Государство, необходимое нам, не дорогой фетиш, а необходимый институт для обеспечения общественных благ. С этой точки зрения между понятиями государство и демократическое государство можно ставить знак равенства, так как государство без демократического процесса и общественного контроля превращается в типичную восточную бутафорию, автократию и бедность.

Мы, граждане Ингушетии, не можем создать государство «сверху» и мгновенно. Но оно в принципе не может появиться моментально и без сильной поддержки «снизу». Поддержка снизу – это свободные граждане, имеющие независимые источники доходов. Однако массовое развитие малого предпринимательства в современных условиях невозможно. Более того, государство в Ингушетии противодействует малому бизнесу как система, т.е. не сознательными действиями конкретных чиновников, а как стихийная реакция системы. Поэтому изменения в политической жизни являются все же приоритетными. Это также подтверждается опытом переходного периода стран Восточной Европы и бывшего СССР: успешными в реформах оказались не те страны, которые ставили на реформацию общества, что должно было привести к реформе власти, а те, где внимание властей было сосредоточено на административной и политической реформах, т.е. когда власть "строила" себя, а не учила общество как жить.

Первым шагом к созданию эффективного государства является достижение согласия и понимания общей цели. Важно отметить, что создание государства и сепаратизм в данном случае несвязанные позиции. Способность государства решать общественно значимые задачи и его политическая самостоятельность независимы друг от друга. В мире всего существует около двухсот независимых государств, и лишь меньшая часть из них обеспечивает достойную жизнь своим гражданам. Определенно подавляющая часть нашего общества предпочитает Уэльс, входящий в состав Великобритании, независимой Монголии.

Второй – осознание того, что государство должно быть подотчетно обществу в обязательном порядке. Если в беднейших странах Африки уровень бедности находится на уровне 60%, то в Ингушетии около 90% (!) граждан живет ниже черты бедности; мы представляем беднейшую территорию на Земле. В таких условиях претензии представителей власти на лавры крупных государственных деятелей вызывают только ироническую улыбку. Наша власть должна ходить с низко опущенной головой перед гражданами. А мы должны добиваться самой высокой степени подотчетности власти перед обществом.

Третий – мы должны ясно понять, что мы хотим от государства и зачем оно нужно. Это позволит нам обосновано оценивать его эффективность. Как ясно из сказанного выше, мы ставим перед государством проблему обеспечения общественными благами и равенства граждан перед законом.

Считаем ли мы практичным обсуждение данной темы? Да, безусловно. Потому, что мы считаем, что можем повлиять на власть. У нас три основания на это: нас больше, мы имеем более сильную мотивацию. Наконец, мы умнее чиновников. Посмотрите на них непредвзято. Все имеет обратную строну: когда государство отбрасывает профессионализм как критерий отбора кадров, оно само загоняет себя в ловушку; в результате власть представлена умственно ограниченными людьми с сомнительным уровнем образованности и даже откровенными глупцами обоих полов. Мы способны совместно разработать, противопоставить коррумпированной власти и реализовать стратегию построения эффективного государства.

Настало время собирать камни.

Ларс Евлоев,
сайт Аушев.Ru

Возврат к списку новостей




 
04.04.2011  Россия удовлетворена отказом Гаагского суда рассматривать жалобу Грузии
02.03.2010  Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провел рабочую встречу с президентом Республики Северная Осетия-Алания Т.Д.Мамсуровым
24.02.2010  Хаджимба: Нельзя винить одного Саакашвили
04.02.2010  Чиновников Северной Осетии обучат работе в Интернете
01.06.2009  Явка на выборах депутатов Парламента Республики Южная Осетия составила 81,93%. В Парламент прошли три политические партии.
06.02.2009  Грузия попросила у Украины запрещенные мины-ловушки
29.10.2008  ЕС предлагает направить часть донорской помощи Грузии в Южную Осетию
29.10.2008  Южная Осетия выплатила Грузии задолженность за газ
29.10.2008  Для безопасности в Ю.Осетии и Абхазии нужны бригады войск - МИД РФ
29.10.2008  Начальник ОШ ВС Грузии рассказал о событиях августа
© 2006 Исследовательский центр Charta Caucasica