Исследовательский центр Charta Caucasica
      Главная / Новости
Новости
Статьи
Беслан
Краеведение
Хронология
Статистика
Документы
Паноптикум
Юмор и сатира
Фотогалерея
О нас
 

Магия цифр при дефиците желаний

Версия для печати Версия для печати
26.10.2006 

Второй раунд 51-го заседания Смешанной контрольной комиссии (СКК) по урегулированию грузино-осетинского конфликта, прошедший 12-13 октября во Владикавказе, окончился безрезультатно

«Никогда так много не врут, как после охоты и перед войной», – утверждал германский канцлер Бисмарк, который знал толк и в одном, и в другом. Если поверить ему на слово, то грузины последние годы только и делают, что охотятся и готовятся к войне. По крайней мере, грузинские парламентеры в СКК по урегулированию грузино-осетинского конфликта 1989-1992 годов. Хотя, надо признать, делают они это очень неумело, как бы стесняясь своего вранья. Это, в общем-то, неплохие грузинские парни, начиная с Ираклия Мачавариани, Георгия Хаиндравы и кончая сегодняшним сопредседателем Комиссии Мерабом Антадзе, который, есть надежда, как и его предшественники, заговорит однажды своим голосом. А поскольку сейчас ему приходится говорить с помощью суфлера, Мерабу Григорьевичу, как человеку совестливому, такая роль, судя по всему, дается трудно.

Когда дебютировавший в качестве председательствующего, самый молодой из квартета сопредседателей Мурат Тхостов вдруг обнаружил, что итоговые решения придется принимать мало того, что тринадцатого, так еще и в пятницу, он чуть ли не с мольбой обратился к сидящим за одним столом: «Надеюсь, что вы не так суеверны, чтобы не дать мне возможность поставить сегодня подпись под протоколом». Антадзе, если бы мог, наверное, зарделся бы от стыда, поскольку у него в руках уже был проект, который хоронил все надежды на благополучный исход раунда.

А вот ожидавшие снаружи журналисты уже знали то, чего не могли знать заточенные на два дня в президентском конференц-зале, на манер конклава папских кардиналов, члены четырехсторонней комиссии: в 10:30 по тбилисскому времени на телеграфных лентах грузинских и российских агентств появилась информация о том, что председатель парламента Грузии Нино Бурджанадзе не ждет из Владикавказа никаких положительных результатов. Мераб Григорьевич, как истинный грузин, не мог обмануть ожиданий первой дамы страны.

Борис Чочиев – сопредседатель с югоосетинской стороны, взявший за правило появляться на месте встречи раньше других и удаляться с пресс-конференций последним, не упустил шанс и в этот раз настроить журналистов на свой лад. Четко отделив осетино-грузинские переговоры от сегодняшних российско-грузинских отношений, он дал понять, что шансы, хотя и довольно призрачные, на конструктивный диалог во Владикавказе все же есть. Тем самым он как бы подсказал своему коллеге из Тбилиси выигрышный ход: выработать согласованную программу мирного урегулирования конфликта в противовес все обостряющемуся российско-грузинскому диалогу. А затем уже достать из рукава изрядно замусоленные карты – расширение формата переговоров за счет присутствия США и других западных стран в пику «саботирующей» их России. Но поскольку «розовая революция» грубо нарушила преемственность грузинской дипломатии, взращенной хитромудрым Эдуардом Шеварднадзе, нынешние переговорщики «гнезда Саакашвили» вряд ли способны на политические финты в футбольном стиле Михаила Месхи.

Грузины сегодня, стараясь сохранять приличную мину при отвратительной игре, закономерно и методично разрушают прежние договоренности и весь переговорный процесс, подводя ситуацию к тупику. «Вы хотели начала нового этапа переговоров, вы его получили», – удовлетворенно произнес Мераб Антадзе, ознакомив присутствующих с очередной «бомбой». «Этап разрушения», – мрачно констатировал Борис Чочиев, впервые, видимо, пожалев о выпитом вчера вине.

Идея грузин – выдавить Россию из переговорного процесса с осетинами и из Южной Осетии вообще – не нова, но в контексте с геополитическими изменениями в регионе – уже разрушительна и опасна. Сколько-нибудь вразумительной аргументации официального Тбилиси на сей счет нет, поэтому и замечания Мераба Антадзе в адрес командующего Смешанными силами по поддержанию мира (ССПМ) походили скорей на придирки. Тем более по части того, что Марат Кулахметов выходит за рамки своей компетенции и затрагивает «политические вопросы», говоря о том, что воинственная риторика с обеих враждующих сторон становится причиной участившихся нарушений в зоне конфликта прежних договоренностей в рамках СКК. Как будто можно командовать миротворцами, не будучи политиком и дипломатом, ведь это не столько военная, сколько военно-дипломатическая миссия.

В первый день переговоров, 12 октября, ничто не предвещало печального исхода, несмотря даже на то, что Борис Чочиев угрожающе шевелил густыми черными усами и бросал горящие взоры на командира грузинского миротворческого батальона Паату Бедианашвили, который под его взглядом все глубже вжимался в стул. Предыдущее совещание в Цхинвале было сорвано по причине того, что югоосетинская сторона объявила этого бывшего грузинского милиционера персоной «нон грата» по подозрению в неких неблаговидных поступках. Не выдержав, Борис Елиозович все же прилюдно пристыдил Паату за то, что тот не подошел и не поздоровался с осетинами «как это принято у мужчин». Чочиев, по-видимому, забыл, что еще совсем недавно он не гарантировал Бедианашвили никакой «личной безопасности».

Чочиеву было не жаль вина как такового, поскольку он бочками готовит у себя в Цхинвале отменный виноградный напиток для гостей и многочисленных друзей. Обидно было, видимо, за то, что не отдал его накануне, как обещал, батоно Лексо – Алексею Бучукури, много лет возглавлявшему во Владикавказе грузинское национально-культурное общество «Эртоба». Старый фронтовик, по-юношески поджарый, пришел к началу заседания СКК специально пораньше, чтобы переговорить как старший отдельно с Мерабом Антадзе и с Борисом Чочиевым. С одним - по-грузински, с другим – по-осетински. Итоги этих мини-переговоров он резюмировал так: «Хочу мира». Грузины в Северной Осетии не менее уважаемы, чем армяне, греки, русские или евреи. В период братоубийственного конфликта ни один волос не упал с головы грузин: «мухи отдельно, котлеты – отдельно».

Паата Бедианашвили в нарядных погонах с тремя вышитыми в ряд звездами, которые были чуть больше, чем у наших старших прапорщиков, но все же чуть поменьше, чем у крепко сшитого генерал-лейтенанта Валерия Евневича, опасливо примостился чуть поодаль от русских военных. Исправить свою ошибку в этикете он так и не решился.

Российские генералы, зарывшись в газеты, сидели с непроницаемыми лицами и настороженно оживлялись только при виде докучливых журналистов. Грузины читали российскую прессу взахлеб, как в последний раз, поскольку введенные против Грузии санкции предполагали отказ и от этой прежде доступной возможности. Но при этом вслух никаких сожалений почему-то не высказывали.

Накануне мистической пятницы, тринадцатого, грузины, осетины, русские и прочие примкнувшие мирно сидели за банкетным столом, щедро накрытым Муратом Тхостовым от имени своего предшественника и наставника Таймураза Кусова, который тут же и восседал в качестве тамады. Судя по тому, что наутро все бутылки с минеральной водой на столе в конференц-зале остались нетронутыми, напитки, включая и вино Бориса Чочиева, оказались качественными. По словам счастливчиков, ставших невольными свидетелями этого застольного церемониала, собравшиеся за традиционными осетинскими пирогами гости так восхваляли тамаду, как хвалят только до времени и безвозвратно ушедшего. Таймураз Кусов, назначенный недавно министром образования и обретший приличествующую положению степенную мудрость, в глубине души, скорее всего, тихо радовался тому, что он теперь когда-нибудь, да увидит при свете дня все те европейские города, которые, как сопредседатель неугомонного СКК он видел только краем глаза, да и то по ночам после нескончаемых дебатов.

После сцены, мастерски срежиссированной Антадзе и напомнившей финал гоголевского «Ревизора», первым пришел в себя посол по особым поручениям МИД России, руководитель российской части СКК Юрий Попов. Он все-таки предложил обсудить «домашнюю заготовку» грузин в более узком составе, добавив: «Хуже от этого не станет». И стороны удалились в другое помещение, куда им с опозданием подали растворимый кофе в чайных стаканчиках. Это была уже оплошность хозяев: хуже стало журналистам. Затянулось ожидание и так уже понятных всем результатов.

На пресс-конференции, где все игроки, кроме Бориса Чочиева, старались сохранять глуповато-беззаботное выражение лиц, Мераб Антадзе (конечно же, от имени всего грузинского народа) устало-заученно повторил свое настойчивое требование урезать степень ответственности России под гарантии США и заменить существующие смешанные миротворческие силы международными полицейскими. Когда же попросили назвать на его взгляд более удачный, чем ССПМ, пример миротворческой операции, Антадзе, замявшись, ответил: «Балканы». За неодобрительным гулом журналистов последовал закономерный вопрос о правомерности других аналогий с конфликтами на Балканах, на что было безапелляционно заявлено: «Здесь не может быть никаких аналогий. Косово – особый случай».

Усталость Антадзе можно понять: за три дня до Владикавказа он встречался в сухумской штаб-квартире миссии ООН по наблюдению в зоне грузино-абхазского конфликта с главой МИД Абхазии Сергеем Шамбой. Это был нелегкий разговор, но он увенчался возобновлением прерванных контактов, которые вряд ли к чему-нибудь приведут. В Грузии об этом мало кто узнал, равно как и о результатах переговоров во Владикавказе. Лишь одно англоязычное телеграфное грузинское агентство выдало в этот вечер короткую информацию о том, что переговоры в рамках СКК вновь были сорваны из-за несогласия сторон с инициативой Грузии.

Что это была за инициатива? Кто были те пострадавшие? Этого простые грузины не знают, да и знать не хотят, потому что у них свои проблемы: из-за прекращения транспортного сообщения между нашими странами грузинские предприниматели потеряли крупнейший рынок сбыта своих товаров, которые скопились на таможенных складах; их стоимость исчисляется миллионами долларов. Другие ждут – не дождутся денежных почтовых переводов от сотен тысяч родственников, зарабатывающих на жизнь своих семей на российской стороне.

«Сейчас многие считают, что Грузия стала ареной борьбы Москвы и Вашингтона. Что США пытаются завладеть подходами к энергетическим ресурсам Каспийского моря, к бакинской нефти. Если это так, – говорит председатель делегации Европарламента по странам Южного Кавказа Мари Анн Излер Бегэн (Франция), – то это действительно печально, так как США продвигают свои интересы впереди любых других».

Роберт Лиддел, представлявший на СКК Еврокомиссию, оказался единственным участником пресс-конференции, которому российские журналисты не задали ни одного дополнительного вопроса. Из чего можно было сделать как минимум два вывода: либо в Северной Осетии, как и в Грузии, английский уравнялся в праве с родным языком, либо врожденная кавказская тактичность взяла в них верх над профессиональным любопытством. Ибо родная речь британца Лиддела осталась без перевода, хотя его грузинский толмач Леван Ломсадзе стоял здесь же. Впрочем, понять господина Лиддела можно было и без слов, поскольку тем же днем специальный представитель Евросоюза на Южном Кавказе Питер Семнеби заявил в Брюсселе, что руководство Грузии «не смогло найти общий язык с Абхазией и Южной Осетией и выступило, со своей стороны, с подстрекательскими высказываниями». И Евросоюз не хочет вмешиваться в конфликт между Россией и Грузией. США в этот же день согласились на включение в повестку дня Совета Безопасности ООН рассмотрение российского проекта резолюции по Грузии.

Россия любит свою Грузию, но странною любовью: врозь им скучно, вместе тесно. Осетины, чья кровь течет в отпрысках грузинских династических фамилий, «любить» грузин обречены. Русская интеллигенция, переводившая Табидзе и Орбелиани, связана с грузинской неразрывно, а зачастую и генетически. Вот почему она выразила свой протест так звучно, дружно отправившись недавно назло всем властям в московский грузинский ресторан вкушать шашлык, под аккомпанемент, смею все же надеяться, русской водки.

Нехорошо, наверное, о беде – с иронией? А когда трагедия перерастает в фарс? Как расценивать действия Михаила Саакашвили, не укладывающиеся в логические рамки? По мнению известного американского специалиста по физиогномике, профессора университета штата Мэриленд Тимоти Ванна, широкий и крутой лоб Саакашвили свидетельствует о том, что он мыслит изобретательно, но склонен к безудержной фантазии. Но кто сказал, что именно фантазеры должны править народами?

Специальный корреспондент «СК»,
Олег Цаголов

Возврат к списку новостей




 
04.04.2011  Россия удовлетворена отказом Гаагского суда рассматривать жалобу Грузии
02.03.2010  Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провел рабочую встречу с президентом Республики Северная Осетия-Алания Т.Д.Мамсуровым
24.02.2010  Хаджимба: Нельзя винить одного Саакашвили
04.02.2010  Чиновников Северной Осетии обучат работе в Интернете
01.06.2009  Явка на выборах депутатов Парламента Республики Южная Осетия составила 81,93%. В Парламент прошли три политические партии.
06.02.2009  Грузия попросила у Украины запрещенные мины-ловушки
29.10.2008  ЕС предлагает направить часть донорской помощи Грузии в Южную Осетию
29.10.2008  Начальник ОШ ВС Грузии рассказал о событиях августа
29.10.2008  Для безопасности в Ю.Осетии и Абхазии нужны бригады войск - МИД РФ
29.10.2008  Южная Осетия выплатила Грузии задолженность за газ
© 2006 Исследовательский центр Charta Caucasica