Исследовательский центр Charta Caucasica
      Главная / Статьи
Новости
Статьи
Беслан
Краеведение
Хронология
Статистика
Документы
Паноптикум
Юмор и сатира
Фотогалерея
О нас
 

Хронология «пятидневной войны» в Южной Осетии. События и заявления : часть 2 "Война в Южной Осетии: хронология"

Версия для печати Версия для печати
30.01.2009 


Продожение

Часть 1.

Война в Южной Осетии: хронология

 С начала июня напряжение постепенно переносится из Абхазии в зону грузино-осетинского конфликта. С 10-11 июня возобновляется тревожащая активность грузинских сил – несогласованное выставление постов МВД Грузии в зоне конфликта, периодические «пристрелки» по городу Цхинвали[1], позициям югоосетинских сил, а также – по постам миротворческих сил, на которых размещены российские и осетинские миротворцы.

 В ночь на 15 июня интенсивная перестрелка между грузинскими позициями в Эргнети и осетинскими позициями на юго-восточной окраине Цхинвали (район «ЦАРЗ»). Фактически - с поста грузинской полиции в Эргнети был обстрелян пост осетинского миротворческого батальона на южной окраине Цхинвали и прилегающие кварталы города. Показательно соотношение пострадавших - с осетинской стороны трое раненных, в том числе одна женщина, один убит. С грузинской стороны пострадавших нет.[2]

 16 июня новые обстрелы Цхинвали с грузинских позиций в Эргнети и Никози. Используется автоматическое оружие и гранатометы. Осетинская  сторона открывает ответный огонь по грузинским позициям. 

 В течение второй половины июня 2008 года, грузинской стороной незаконно оборудуются огневые позиции к северу от  Свери (непосредственно на северном периметре грузинского анклава Кехви-Тамарашени), в Меджврисхеви (позиция, «закрывающее» осетинские села Меджудского ущелья),  в Эргнети (юго-восточная окраина Цхинвали) и в ряде других населенных пунктов. О тревожной тенденции в наращивании военных приготовлений говорит в своем письме к сопредседателям СКК и руководству Миссии ОБСЕ в Грузии командование ССПМ. [3] В конце июня осетинская сторона, не добившись от ССПМ и наблюдателей ОБСЕ прекращения активности грузинских сил в сооружении новых позиций, также начинает возводить новые фортификационные объекты (к югу от с. Андис и в с.Тлиакана).

 3 июля.

В зоне конфликта (на объездной дороге Эредви-Курта) инсценировано покушение на главу грузинской т.н. «временной администрации Южной Осетии» Д.Санакоева – проведен подрыв на пути следования его кортежа. О том, что это была инсценировка, говорит, в частности, отказ грузинской стороны допустить к месту происшествия наблюдателей от миротворческих сил и ОБСЕ. Первоначально было заявлено о трех раненных[4], затем их число выросло до пяти, включая «тяжело раненных».[5] Сначала грузинские источники торопятся сообщить, что автомобиль Санакоева «подорвался на мине»[6], однако затем выясняется, что в колонне из пяти автомобилей находились «лица из охраны Санакоева».[7] Появляется и «дополнительная информация» о якобы последовавшем за взрывом «пулеметном обстреле со стороны осетинского села Кохат» (расположено в 2 км от места инцидента). Никаких персональных данных о якобы раненных не сообщалось - в отличие от ранее принятой грузинской стороной  практики сообщать фамилии пострадавших.[8]

 «Покушение» на Д.Санакоева выполнило серьезную информационную функцию в подготовке грузинской военной операции в августе. Этот инцидент был использован для информационного и политического прикрытия действий по наращиванию силовой группировки вокруг Южной Осетии и внутри нее (в грузинских анклавах). Более того, именно после этой инсценировки, во второй половине дня 3 июля грузинские силы незаконно занимают две стратегические высоты, ранее находившиеся в своего рода нейтральной полосе – в районе Эредви-Сарабук и в районе Авневи-Хетагурово.

 Комментируя события 3 июля, связанные с захватом Сарабукских высот в Южной Осетии, МИД РФ заявляет, что «последовательность и масштаб действий грузинских подразделений указывают на спланированный характер этой агрессивной акции. Она значительно осложнила перспективу продвижения вперед в урегулировании конфликтов как в Южной Осетии, так и в Абхазии».[9][10] Грузинская сторона не реагирует на эти призывы. Глава МИД России Сергей Лавров вновь призывает грузинское руководство подписать юридически обязывающий документ о неприменении силы в Абхазии и Южной Осетии и остановить опасную эскалацию насилия в зоне конфликта.

 Итоги 1-3 июля: грузинские формирования фактически разрезают осетинскую зону контроля на три части – Запад (Знаур), Центр (Цхинвал) и Восток (Дменис). На вновь занятые высоты вводится тяжелая техника, начинается активное оборудование огневых позиций. На высоте Сарабук, занятой грузинскими силами, торжественно поднят государственный флаг Грузии. Как сообщает агентство "Грузия Online" на церемонии присутствовало руководство министерства обороны Грузии.[11] На этом незаконном «миротворческом» посту размещены 80 грузинских солдат при 4 БМП. (Через несколько дней в 500м от этого грузинского поста размещен новый осетинский пост – 12 легковооруженных солдат).[12]

С 3 июля - интенсивные облеты зоны конфликта грузинскими беспилотниками.

В ночь с 3 на 4 июля происходит перестрелка, в ходе которой грузинская сторона применяет артиллерию. Артиллерийскому обстрелу подвергнуты Цхинвали[13]  (со стороны позиций в Никози и Эргнети),  осетинские села - Убиат (со стороны Нули) и Дменис (со стороны Эредви и Сарабукских высот). В результате обстрелов погибли три человека, 11 ранены с осетинской стороны, о пострадавших с грузинской стороны сообщений нет.[14]  За 20 мин. до артобстрела Цхинвали грузинский персонал Объединенного штаба ССПМ, который много лет работал в составе Объединенного командования, покинул свое расположение.[15]  Около 5.00 два грузинских СУ-25 совершают полеты над территорией Южной Осетии. 

Утром 4 июля в Южной Осетии объявлена частичная мобилизация

4 июля.

МИД РФ выступает с заявлением, в котором констатируется, что «Последние вооруженные инциденты ведут к резкой эскалации силового противостояния в зоне конфликта. В этой ситуации вновь настойчиво призываем к незамедлительному возобновлению совместной работы в формате СКК, открывающем единственную на сегодняшний день возможность прямого диалога между сторонами. Встреча должна быть проведена безотлагательно. Дальнейшее промедление в возобновлении переговорного процесса чревато самыми трагическими последствиями».[16]

После 3-4 июля грузинские группы начинают плотную наземную разведку в Южной Осетии. Непосредственно в зоне конфликта оборудуются новые грузинские огневые позиции,[17] с которых впоследствии велся артиллерийский огонь как по городу Цхинвали, так и по осетинским селам Мало-Лиахвского ущелья, по селам Знаурского района. Грузинская сторона начинает оборудование огневых позиций и в других районах зоны конфликта (между грузинским Меджврисхеви и осетинским селом Гром, между Свери и Андисом). В зону конфликта незаконно вводится тяжелая техника.[18]

 5 июля представители Южной Осетии заявляют, что, по их данным,  у властей Грузии разработан план нападения на Южную Осетию. «Резкое увеличение количества сотрудников силовых структур и бронетехники в селах Кохат, Эредви, Приси, Авневи, хорошо укрепленные позиции в селах Эргнети, Свери, Кехви, новый пост возле Сарабук — это всё свидетельствует о том, что грузинское руководство уже приводит свой план в действие».[19]

7-10 июля группой военных наблюдателей ССПМ от трех сторон вместе с представителями миссии ОБСЕ зафиксировано возведение и оборудование огневых позиций грузинской стороной в районе Авневи-Хетагурово и на высотах севернее села Аргвици. В официальном письме  командующего ССПМ на имя  главы миссии ОБСЕ в Грузии от 10 июля 2008 года указано, что возведение здесь фортификационных сооружений начато грузинской стороной 10 дней назад, т.е. около 1 июля 2008 г.[20] Совместная группа наблюдателей от ССПМ и ОБСЕ подтвердила эти факты и отметила, что осетинская сторона приступила с 9 июля к ответным мерам и строительству новых фортификационных сооружений в Хетагурово.[21] На укрепление сооружений в Верхнем Присе/ Земо-Приси[22] грузинская сторона «отвечает» возведением огневых позиций в Квемо-Приси, в 2 км от Цхинвали.

8 июля в Знаурской районе Южной Осетии сотрудниками МВД Южной Осетии были задержаны четверо военнослужащих МО Грузии. По информации, полученной в ходе следствия, они проводили разведывательную деятельность для корректировки артиллерийского огня по объектам и населенным пунктам Знаурского района. 8 июля днем президент Грузии Саакашвили в прямом эфире заявил о том, что отдал приказ начать операцию по освобождению «захваченных заложников». После телевыступления Саакашвили, в Цхинвали объявлено о вероятном нападении со стороны Грузии. Южная Осетия приводит свои военные силы в состояние повышенной боевой готовности.

8 июля от командования миротворческих сил поступает информация о возможности прямого вторжения грузинских формирований якобы с целью освобождения четырех военнослужащих, задержанных правоохранительными органами Южной Осетии (данные угрозы озвучил  в телефонном разговоре с командующим ССПМ генералом М.Кулахметовым начальник штаба миротворческих операций Минобороны Грузии М.Курашвили).[23]

Вечером 8 июля Россия прибегает к превентивной демонстрационной мере – два самолета ВВС  России совершают кратковременный пролет-предупреждение[24] над территорией зоны конфликта в Южной Осетии.  После этого полета российских самолетов 9 июля ситуация вокруг Южной Осетии оказывается в центре международного политико-дипломатического внимания. Однако международное сообщество не идет дальше критики российского военно-политического жеста, и приготовления Грузии остаются вновь без адекватной оценки.

Одновременно Россия предпринимает дипломатические усилия, чтобы воспрепятствовать эскалации конфликта. Российская Федерация вносит в Нью-Йорке проект резолюции Совета Безопасности ООН, а в Вене – проект решения Постоянного совета ОБСЕ. В проектах резолюций предлагается потребовать «незамедлительного подписания документов о неприменении силы в грузино-абхазском и грузино-осетинском конфликтах».

9-10 июля. Визит в Тбилиси госсекретаря США К.Райс, посылавшей, как выяснилось позже, «противоречивые сигналы»[25] грузинской стороне касательно американской позиции по возможной грузинской военной операции против Южной Осетии. Из общения с Райс грузинские лидеры вынесли понимание (как потом выяснилось – «неправильное»), что США не допустит российского вмешательства в случае проведения Грузией силовой операции против Южной Осетии. Эти «американские сигналы», очевидно, способствовали в Грузии убеждению, что характер американской поддержки для Грузии позволит нейтрализовать риски, связанные с вмешательством России в события.[26] С одной стороны, Райс заявила о необходимости придерживаться мирных методов «восстановления территориальной целостности Грузии», с другой стороны уверила  своих грузинских визави, что “we always fight for our friends”.[27]

 15 июля в учебном центре Минобороны Грузии в Вазиани начались грузино-американские учения Immediate Response-2008.[28] В них приняли участие 1 000 американских и 1 630 грузинских военнослужащих, в том числе подразделения 4-й пехотной бригады.

15 июля Россия начинает свои военные учения на Северном Кавказе. Очевидно, что проведение военных учений «Кавказ 2008», целью которых, по сообщениям российских военных, являлась «отработка способов оказания помощи миротворцам в Южной Осетии»ясный сигнал грузинской стороне о том, что в случае начала Грузией военной операции в Южной Осетии, Россия не останется безучастной и применит силу для принуждения к миру.

Эти ясные и многократные сигналы о том, что Россия обязательно вмешается в ситуацию в случае нападения на Южную Осетию, делают сомнительными утверждения о якобы «искусно созданной Россией западне», в которую-де угодила наивная Грузия со своей авантюрой. Что это за «западня», о существовании которой все время предупреждают? Вот как оценивают внятность российских предупреждений ведущие американские эксперты: проф.С.Кинг, интервью 11 августа 2008 г.[29]

 Г.Г. Hasn't Russia been fairly unequivocal in the past, including the recent past, about that fact that they did intend to defend those provinces from incursions by Georgia, or an attempt to sort of take away their semi-autonomous status. It is really a surprise that Russia reacted the way that it did?

 ЧK: Well, it's not a terrible surprise, but I think you also have to look at things from the Georgian perspective. Over the last several years, Georgia has become increasingly convinced that it's a real partner of the United States, that the US would defend Georgia - practically regardless of what Georgia did - that Georgia was simply reasserting control over bits of territory that are still internationally recognized as Georgia's own. And so I think the Georgians' political elite, particularly the president and the people very close to him, probably convinced themselves of two things. One, that they could do this quickly and successfully, that is, re-take South Ossetia, and secondly, that if there were a Russian response - and there are very technical and geographic reasons for why the Georgians might have believed it would be difficult for the Russians to respond militarily, if they had taken South Ossetia's major road links very quickly - but if there were a Russian response, that the United States would somehow step in to defend them, and in fact both of those calculations have turned out to be wrong.»

(ГГ: Разве Россия не была достаточно однозначна в прошлом, в том числе и в самом недавнем прошлом по поводу того факта, что они собирались защищать эти провинции от грузинского вторжения или попытки как бы лишить их своего полуавтономного статуса. Неужели реакция России стала неожиданностью?

ЧK: «Что ж, жутким сюрпризом это не стало, но мне кажется что вам следует смотреть на вещи с грузинских позиций. За последние несколько лет Грузия всё больше убеждала себя в том, что она является реальным партнером Соединённых Штатов, в том, что США защитят Грузию – вне зависимости от того, чего бы Грузия ни совершила,- и в том, что Грузия лишь возвращала себе контроль над участками, до сих пор считающимися грузинской территорией. Таким образом, мне кажется, что представители грузинской политической элиты, в частности президент и приближенные к нему люди, возможно, убедили себя в двух вещах. Во-первых, в том, что они смогут вернуть себе Южную Осети. Быстро и успешно и, во-вторых, в случае реакции русских, - существуют очень технические и географические причины для грузин считать что русским будет сложно отреагировать с применением военной силы в случае быстрого захвата грузинами основных дорог Южной Осетии – но в случае таковой грузины считали что Соединённые Штаты каким-либо вступятся в защиту Грузии, и в итоге оба этих убеждения оказались неверными.»
)

 Самое существенное здесь – оценка, почему именно эти предупреждения были проигнорированы грузинской стороной.

24-25 июля грузинская сторона осуществляет переброску мобильных пехотных батальонов из Вазиани в Гори. (После окончания учений Immediate Response-2008 31 июля начнется переброска в Горийский район и 4-й пехотной бригады).

После занятия грузинской стороной Сарабукских высот в восточном секторе зоны конфликта и оборудования новых позиций в районе Авневи в западном секторе, осетинская сторона также начинает возведение новых фортификационных сооружений (Чорбаули, Тлиакана, Андис, Верхний Двани). 27 июля осетинская сторона воспрепятствовала попытке наблюдателей ССПМ и от ОБСЕ осуществить мониторинг своих позиций между Чорбаули и Двани[30]  под тем предлогом, что наблюдатели ОБСЕ и грузинские миротворцы занимаются разведывательной деятельностью в пользу Грузии.

Однако основным инструментом грузинской разведывательной деятельности в отношении осетинских позиций в июне-июле станут полеты БПЛА Гермес-450.  Командование ССПМ доводит до сведения членов Смешанной контрольной комиссии, руководства Миссии ОБСЕ в Грузии данные о многочисленных фактах использования грузинской стороной летательных аппаратов над зоной грузино-осетинского конфликта.[31] На сообщение ОК ССПМ о «грубейших нарушениях ранее принятых договоренностей между сторонами» (в частности, решение СКК от 30 июля 2002 года, протокол №24), руководство Миссии ОБСЕ вообще никак не реагирует.[32]

В ночь с 29 на 30 июля происходит перестрелка в районе между селами Андис (осетинская зона контроля) и Свери (грузинская зона контроля). Утром 29 июля к месту инцидента прибывает объединенная группа наблюдателей (ССПМ и ОБСЕ), которая также подвергается обстрелу из гранатометов и автоматического оружия. Обстрел снимается на камеру «неожиданно» оказавшейся на месте группой грузинских журналистов.[33] Никто в инциденте не пострадал – ни люди, ни транспорт.

29 июля. Грузинские войска подвергают минометному обстрелу с занятых 3 июля высот осетинское село Сарабук. Один человек тяжело ранен. Этот обстрел велся с позиций,  заявленных как «позиции грузинского миротворческого батальона». В этот же день обстреливаются осетинские села Андис и Тлиакана.

30 июля начинается наращивание численности грузинских полицейских и иных сил в анклаве Кехви-Курта-Тамарашени. По дороге Эредви-Курта в анклав направляются дополнительные подразделения военной полиции МВД Грузии.

Карта незаконных (несогласованных) постов военной полиции МВД Грузии, выставленных в пределах территории ответственности Смешанных сил по поддержанию мира в зоне грузино-осетинского конфликта (по состоянию на 30 июля 2008 года).[34]



К 7 августа к этим незаконным постам МВД Грузии (фактически – позиции грузинского спецназа и военной полиции) добавятся посты в Квемо-Приси, на Нульских высотах и к западу от Тамарашени. Пост в Пца будет выдвинут в Кнолеви на границу Южной Осетии (напротив села Окона Знаурского района), пост в Брети будет выдвинут в Двани (также на границу), пост в Карби будет выдвинут в Дисеви (в пределах Южной Осетии), пост в Дици выдвинут в Квемо-Приси.[35]

1 августа.  По сообщениям грузинских источников в 8.00 на дороге Эредви-Курта на мине подорвался грузовик с шестью грузинскими полицейскими. Пятеро из них ранены. (По другим данным – двое пострадавших, один из них – тяжело).[36] Этот инцидент послужил поводом для резкой эскалации конфликта и его итоговому обрушению в военное столкновение.

Из официального письма (сообщения)  Объединенного Командования  ССПМ  на имя сопредседателей СКК и Главы Миссии ОБСЕ в Грузии:

«1 августа 2008 года с 18.17 грузинская сторона открыла огонь на поражение с применением снайперских групп по постам МВД Южной Осетии, которые расположены в зоне конфликта, и в направлении мирного населения г. Цхинвали. В результате этой стрельбы уже к 21.00 было убито 4 и ранено 7 человек. В 21.15 по южной, восточной и северной окраине г. Цхинвали и близлежащим районам, был открыт огонь из стрелкового оружия различного калибра, гранатометов, минометов, вооружения БМП с направления грузинских сел Эргнети, Земо-Никози, Тамарашени. К 23.00 нарушения сторонами договоренностей о прекращении огня перешли в очаговые перестрелки в районах соприкосновения конфликтующих сторон в зоне конфликта на южной, восточной и западной окраине г. Цхинвали, в н.п. Приси, Сарабуки, Дмениси, Ередви, Ванати, Авневи, Тамарашени. В дальнейшем интенсивная стрельба велась в период с 2.53 до 3.50 со стороны грузинского н.п. Квемо-Приси в направлении осетинского села [Верх./Земо]-Приси, с 4.20 до 5.00 со стороны грузинского н.п. Квемо-Приси в направлении восточной окраины осетинского н.п. Приси и юго-восточной окраины г. Цхинвали, с 5.45 до 6.50 со стороны грузинских н.п. Эргнети и Квемо-Приси в направлении юго-восточной окраины г. Цхинвали и восточной окраины осетинского н.п. Приси со стрелкового оружия гранатометов и минометов. По состоянию на 10.00 2 августа подтверждены данные о 6 погибших и 13 раненых с югоосетинской стороны, причем 4 убитых и 7 раненных в результате ведения снайперского огня[37]. Грузинская сторона о наличии пострадавших не заявляла. Военными наблюдателями ССПМ от трех сторон и офицерами миссии ОБСЕ ведется мониторинг ситуации в зоне конфликта. Командование ССПМ считает необходимым заявить, о возросшем применении конфликтующими сторонами всех имеющихся на вооружении средств ведения огня, в том числе по мирному населению и жилым кварталам». [38]

В ночь на 2 августа грузинской стороной осуществлены интенсивные обстрелы из минометов и автоматического оружия осетинских позиций и населенных пунктов практически по всей зоне грузино-осетинского конфликта. Впервые за весь период после 2004 года использованы и артиллерийские установки. Огонь ведется с грузинских позиций в Эргнети и Земо-Никози.[39] Обстреливаются Цхинвали, села Знаурского района (Велит, Принев, Убиат, Мугут, Дидмуха), села Цхинвальского района (Дменис, Кохат, Сарабук и Верхний Прис).[40] После этих обстрелов осетинская сторона начинает вести ответный огонь из автоматического оружия и минометов по грузинским позициям в районах сел Нули-Авневи,  Земо- и Квемо-Никози,  Квемо Приси-Эргнети и Эредви. [41]

27 октября 2008 года, в своих показаниях временной парламентской комиссии Грузии госминистр Якобашвили будет заявлять буквально следующее [английский перевод с грузинского]: «Large caliber artillery was used in the shelling of Georgian villages in early August. That is confirmed in the August 4 letter, which was sent by [Russian commander of the peacekeeping forces in South Ossetia Marat] Kulakhmetov. He writes in the letter [sent to the Georgian side] that 120-mm shells were used in attacks on Georgian villages».[42]

(«В начале августа в обстреле грузинских сёл была использована крупнокалиберная артиллерия. Это подтверждается письмом Кулахметова [Марат Кулахметов – российский командующий миротворческим контингентом в Южной Осетии]. В письме [направленном грузинской стороне] он пишет, что при обстреле грузинских сел были использованы 120-миллиметровые снаряды»)

Г-н Якобашвили здесь привычно лжив – в своем письме-сообщении от 4 августа на имя сопредседателей СКК и Главы Миссии ОБСЕ в Грузии ген.Кулахметов пишет буквально следующее: «Военными наблюдателями ССПМ зафиксирован факт обстрела поста МС Грузии «Сарабуки» в том числе 122-мм минометной миной и одним снарядом 100 мм. Командование ССПМ обращает внимание, что в ночь с 1 на 2 августа сторонами применялось вооружение в том числе калибром 100 и более мм. В соответствии с существующими договоренностями стороны не имеют права иметь тяжелое вооружение в зоне конфликта».[43]

Таким образом, министр Якобашвили в своих показаниях осуществляет прямой подлог: вместо упоминания Кулахметовым «обстрела одним снарядом поста «грузинских миротворцев» на незаконно занятой ими Сарабукской высоте – Якобашвили «находит» в письме  Кулахметова тезис  об «артиллерийских обстрелах грузинских сел», а вместо перестрелок между сторонами, о чем говорит командующий ССПМ, появляется «односторонняя активность» осетинской стороны. Этот информационный финт, превращающий взаимные перестрелки в «осетинский артиллерийский обстрел», будет играть в дальнейшем важную роль в обосновании грузинской военной авантюры как якобы «вынужденного ответа» на «уничтожение осетинской артиллерией» грузинских сел.[44]

Многократный документальный подлог совершается и в Докладе Парламентской комиссии Грузии по «расследованию» событий августа 2008 года.[45] Насыщенность документа такими подлогами и его «избирательность» в хронологии событий делает это «расследование» объектом для самостоятельного исследования. Например, сообщая о перестрелках вечером и в ночь с 1 на 2 августа в докладе говорится только о раненных с грузинской стороны (источник – грузинское информагентство). Но даже этот источник в действительности сообщает следующее: «Six civilians and one Georgian policeman were injured as a result of shelling of Georgian villages in the South Ossetian conflict zone overnight on August 2, the Georgian Ministry of Internal Affairs (MIA) said in a statement…The Georgian-controlled villages of Zemo Nikozi, Kvemo Nikozi, Nuli, Avnevi, Eredvi and Ergneti came under intense fire from the South Ossetian side, the Georgian MIA said. Over a dozen houses of local residents in the villages were also damaged as a result of the shelling, it said…Meanwhile, the South Ossetian side said that six people were killed and about 15 injured as a result of intense shooting by the Georgian side directed towards Tskhinvali and nearby Ossetian villages late on August 1 and overnight on August 2.[46]

(«По заявлению Министерства Внутренних Дел (МВД) Грузии, шестеро гражданских лиц и один грузинский полицейский были ранены в результате обстрела грузинских сел в зоне Южно-Осетинского конфликта в ночь на 2 августа... МВД Грузии заявило об интенсивном обстреле югоосетинской стороной подконтрольных Грузии сёл Земо Никози, Квемо Никози, Нули, Авневи, Эредви и Эргнети. Кроме того, заявлено что в результате обстрела повреждено более дюжины домов местных жителей… Тем временем, югоосетинская сторона сообщает о шестерых убитых и пятнадцати раненых в результате обстрела грузинской стороной Цхинвали и близлежащих осетинских сёл  поздним вечером 1 и в ночь на 2 августа»)

Иначе говоря, Доклад Парламента Грузии полностью игнорирует упоминание убийства шести и ранении 15 (в действительности 22-х) осетинских граждан в данном источнике и говорит лишь о раненных с грузинской стороны. Так  будет тиражироваться из Тбилиси послевоенная документальная мифология об «эскалации насилия с осетинской стороны» 1-2 августа.

На событиях 1-2 августа и на сообщениях о них мы остановились более детально по следующей причине: именно после 1-2 авгста кризис перешел в фазу невозврата. Военные эксперты из числа миротворцев обращают внимание, что вечером 1 августа в результате снайперского огня с грузинских позиций были убиты шесть человек в трех разных точках Южной Осетии – Убиат, Цхинвали-Приси и Сарабук-Дменис. Отсюда эксперты делают вывод: «существует значительная вероятность того, что приказ на открытие снайперской охоты по всей зоне конфликта, в том числе и по гражданскому населению в осетинских населенных пунктах, был отдан лично министром внутренних дел Грузии  Мерабишвили, так как такой приказ открыть огонь на фронте более 15 км вдоль границы Южной Осетии со стороны Грузии мог отдать только чиновник его уровня, но никак не какой-то полицейский чин рангом ниже».    

2 августа Российский МИД в своем заявлении выражает обеспокоенность эскалацией напряженности и призывает стороны к сдержанности, совместному поиску путей выхода из кризисной ситуации. Командующий российских ВДВ Валерий Евтухович прямо и недвусмысленно предупреждает грузинскую сторону, что в случае нападения на Южную Осетию Россия вмешается в ситуацию, в том числе и используя силу. «Решение о привлечении туда (в зону конфликта) дополнительных сил в компетенции Совета безопасности России, Президента, но в любом случае Россия не даст в обиду своих граждан, проживающих на территории Южной Осетии», - заявляет Евтухович.[47] 

Вечером 2 августа и в ночь на 3 августа со стороны грузинской военной базы в Гори к Цхинвали зафиксировано выдвижение артиллерийская колонна в составе дивизиона артиллерийских установок Д-30 и двух миномётных батарей.[48] Осетинская сторона информирует российскую сторону, посредников из ОБСЕ о провокационном развертывании грузинских артиллерийских установок и минометных батарей в Эредви.[49]  В ответ на развертывание этих огневых позиций президент Южной Осетии Э.Кокойты заявил:  «в случае возобновления обстрела Цхинвали осетинская сторона готова подавлять грузинские огневые позиции, даже если они будут располагаться в населенных пунктах».

3 августа Российский МИД выступает с заявлением, где призывает грузинскую сторону отказаться от эскалации военных приготовлений и вернуться за стол переговоров. Вновь звучат предложения о необходимости скорейшего подписания соглашений между сторонами в конфликте о невозобновлении военных действий и гарантиях безопасности. «Бесспорным приоритетом остается подписание сторонами соглашения о невозобновлении военных действий и гарантиях безопасности, идея которого была ранее выдвинута ОБСЕ. Принятие соответствующих обязательств по этому документу позволило бы отвести угрозу войны в регионе посредством осуществления реальных мер доверия».[50]  Россия снова предупреждает грузинскую сторону, что «силовые сценарии окончательно обрушат надежды на урегулирование грузино-осетинского конфликта».

3 и 4 августа юго-осетинская сторона проводит частичную эвакуацию гражданского населения: из города вывезены около 500 человек. 5 августа из грузинских анклавов в Южной Осетии также начинается эвакуация части населения.

Российский Генштаб  приостанавливает сворачивание сил после окончания войсковых учений «Кавказ 2008»  (были завершены 30-31 июля).  Часть подразделений остается непосредственно в районах проведения учений, в том числе в Наро-Мамисонской (Зарамагской) котловине на границе с Южной Осетией. [51] По оценке экспертов только на территории Северной Осетии остаются развернутыми части российской 58-й армии численностью до 8 тыс. чел.[52]

4 августа представитель российского МИДа обращается к грузинским коллегам с настоятельным призывом: «в Тбилиси должны осознать реальную опасность развития событий по силовому сценарию и принять действенные меры по недопущению дальнейшего углубления кризиса».[53] В ответ за предостережения Москвы министр внутренних дел Грузии В.Мерабишвили  заявляет, что «Georgian side has no plans “to take any special measures” in the South Ossetian conflict zone» («Грузинская сторон не собирается «принимать каких-либо особых мер» в зоне югоосетинского конфликта»). [54]

5 августа грузинская сторона привозит группу иностранных дипломатов в села Авневи, Нули, Никози для «ознакомления с результатами обстрелов с осетинской стороны, происшедших 1-2 августа».

К 5 августа определилась провокационная роль, которую сыграла американская дипломатия в разрушении переговорных перспектив в грузино-осетинском конфликте. В ситуации острой необходимости таких переговоров в действующем формате СКК (о чем в частности, настаивала РФ и в чем ее поддержали представители Евросоюза[55]), США поддерживают Грузию в ее стремлении включить в переговоры представителей т.н. «временной администрации Санакоева», - тем самым, обрекая перспективы грузино-осетинских переговоров на провал.[56]

О характере представлений ключевых американских фигур о внутриполитической ситуации в Южной Осетии можно судить по следующему фрагменту из слушаний в комиссии Сената США по войне в Южной Осетии[57]:

«Senator Bill Nelson: … I’m interested since in the 90s Georgia tried to abolish the South  Ossetian autonomous region and they were trying to forcefully integrate South Ossetia into Georgia. What do the South Ossetians think? Do they think of Russia as a protector or an invader?

Dan Fried: It depends. The short and honest answer to that question, Senator, is it depends on which South Ossetians you talk to… There was in South Ossetia before the conflict two competing leaderships in South Ossetia. One was more for integration with Georgia with autonomy and the other was more pro-Russian…».

 («Сенатор Билл Нельсон: …Мне вот интересно, учитывая что Грузия в 90-х годах пыталась уничтожить Юго-Осетинскую автономную область и интегрировать Южную Осетию в Грузию; что думают сами южные осетины? Кем они считают Россию: защитником или захватчиком?
Дэн Фрид: Когда как. Отвечу кратко и откровенно, Сенатор, - это зависит от того, с кем из южных осетин вы будете говорить… До конфликта в Южной Осетии существовало две соперничающие группировки. Одна выступала за интеграцию в состав Грузии в качестве автономии, а вторая была более пророссийской…»
)

Симптоматично, как помощник госсекретаря США по европейским и евразийским делам Дэниел Фрид вводит сенатскую комиссию в заблуждение, позиционируя «правительство Санакоева» как одно из двух «competing leaderships in South Ossetia». Фрид наверняка знает, что его протеже не представляет ни южных осетин, ни грузинскую часть Южной Осетии. Однако именно такие заблуждения питают американскую поддержку «проекту Санакоев» в урегулировании конфликта.

 В ответ на озабоченность российской и югоосетинской стороной обстрелами Цхинвали и гибелью в городе 6 человек американская дипломатия призвала установить грузинский контроль над Рокским тоннелем[58], пытаясь таким образом создать [конечно, невольно и будучи введена в заблуждение своими грузинскими партнерами]  дополнительные военно-стратегические гарантии для успеха грузинской операции против Южной Осетии.

6 августа.

В этот день резко обостряется ситуация на Нульских и Сарабукских высотах. С 16.30 между грузинским селом Авневи и осетинским Хетагурово (Цунар) начинаются интенсивные перестрелки с применением стрелкового оружия и гранатометов, минометов и вооружения БМП. В период с 18.00 до 19.00 огонь велся между осетинскими селами Убиат, Хетагурово и грузинскими Авневи, Нули с применением стрелкового оружия различного калибра и гранатометов. В 23:40 у с. Сарабук начались столкновения между грузинской и осетинской сторонами с применением стрелкового оружия и гранатометов. Грузинской стороной был открыт огонь из вооружений БМП. Стрельба велась по осетинским селам Дменис и Сатикар, в том числе по постам миротворческих сил от РФ. В ответ осетинская сторона применила минометы, крупнокалиберное стрелковое вооружение.[59]   К исходу дня 6 августа сообщается, что жертвами обстрелов стали 18 человек с осетинской и 2 человека с грузинской стороны.[60]

Видимо именно такое соотношение жертв будет иметь ввиду Д.Фрид, помощник госсекретаря США, когда заявит на слушаниях в комитете Cената США в сентябре 2008 года: «We believe the Georgians conducted a military operation with what they may have believed were limited political aims of restoring Georgian sovereignty over South Ossetia, to eliminate the harassing fire from South Ossetian separatists on Georgian civilians».[61]  («Мы полагаем, что грузины провели военную операцию, как они полагают, с ограниченной политической целью восстановить грузинского суверенитета над Южной Осетией и прекратить постоянные обстрелы грузинских граждан со стороны югоосетинских сепаратистов») Т.е. Фрид полагает, что грузины могли полагать… Но о том, что полагали осетины, помощник Фрид не был озабочен полагать.

Вечером 6 августа в Минобороны Грузии в Тбилиси проходит совещание с участием президента Грузии, руководства МВД и других силовых структур. «На совещании была определена суть боевых задач, предполагаемые направления наступательных действий и, в соответствии с этим, были определены группировки сил. На совещании также были определены районы сосредоточения боевых формирований по мере получения приказов, а также мобилизационные планы резервных батальонов».[62]

Вечером 6 августа американские офицеры, участвовавшие в тренингах грузинских подразделений, покидают учебный центр в Крцаниси. Тем же вечером Минобороны Грузии оставляют  командированные туда военные советники и инструктора из США.[63]

6-7 августа. Грузия  проводит переброску дополнительных сил, в том числе из западных районов (Сенаки, Кутаиси) в сторону Гори-Цхинвали. 

В ночь с 6 на 7 августа около 00.20 с позиций у с.Кере грузинская сторона обстреляла села Дменис, Сарабук и Тлиаканскую высоту из тяжёлых орудий (в частности, были применены 152-мм гаубицы).[64] 

Наращивая военно-психологическое и диверсионно-террористическое давление на население Южной Осетии, грузинские власти предлагают, одновременно, другую картинку для мирового информационного поля: 6 августа, когда грузинские силы уже начинают разворачиваться для проведения операции против Южной Осетии, М.Курашвили утверждает: «с полной ответственностью заявляю, что грузинская сторона не осуществляет концентрацию войск и техники в зоне конфликта или примыкающей к ней территории, в зоне конфликта несли и несут службу подразделения грузинского батальона Смешанных сил по поддержанию мира и сотрудники местных отделений грузинской полиции».[65] Под этим информационным прикрытием грузинская сторона приступает 7 августа к выводу оперативной группировки на боевые позиции для осуществления атаки на Южную Осетию.

7 августа

К утру 7 августа грузинская сторона сосредоточила в Горийском районе, на границе Южной Осетии около 12-15.000 тыс. военнослужащих,  75 бронемашин, 100 танков, 110 артиллерийских орудий, 30 систем залпового огня. В течение 7 августа продолжается переброска дополнительных сил из Западной и Восточной Грузии.

В последствии, уже в ходе августовской войны российскими войсками будут захвачены грузинские штабные документы, свидетельствующие о том, что грузинская военная операция была заранее спланирована и осуществлена именно против Южной Осетии (а не против «вторгнувшейся России»).  В частности, один из документов (датирован 5.15 утра 7 августа) информирует штаб 4 пехотной бригады вооруженных сил Грузии о  «задаче вышестоящего командира» Оперативной группировке осуществить боевую операцию в регионе Самачабло (Южная Осетия) и в течение 72 часов разгромить противника. Восстановить юрисдикцию Грузии в регионе»). В документе ставится задача самой 4 бригаде:  «Подразделения 4 пехотной бригады переводятся в состояние боевой готовности на месте дислокации не позднее 11.00  7 августа 2008 года, чтобы осуществить поддержку оперативной группировки».[66]

Этот документ позволяет утверждать, что показания на слушаниях в парламентской комиссии Грузии начальника ОШ ВС Грузии З.Гогава[67] о том, что «мы не разрабатывали ни одного плана, который был бы направлен на нападение на регион», являются ложью.

6.30-8.45 грузинская сторона из района населенных пунктов Никози и Эргнети ведет интенсивный огонь из стрелкового оружия, гранатометов и минометов по позициям осетинских сил на южных окраинах Цхинвали.[68]

Около 8.00 7 августа грузинский спецназ проводит операцию в районе Нульских высот и Авневи. Высота захвачена, тем самым отрезая Знаурский район от  остальной части Южной Осетии. Осетинский укрепрайон в Принев-Чорбаули полностью изолирован. Грузинские войска начинают оборудование позиций на Нульских высотах. 7 августа утром первый обстрел Зарской дороги с грузинских позиций на Нульских высотах.

10.00-10.30  грузинские силы обстреливают пос. Знаур и Убиат.

12.00 – тревожащий огонь по осетинским позициям в районе Хетагурово-Авневи и Убиат-Нули перерастает в интенсивные перестрелки.

К 14.00 в районе Вариани, Каралети и Тирдниси-Кере Горийского района грузинской стороной развернуты ракетные системы «Град».  В грузинских войсках объявлена «готовность №1».[69]

14.00-14.30. Около этого времени, по оценке грузинских военных экспертов, президент Грузии Саакашвили принимает принципиальное решение о проведении военной операции против Южной Осетии.[70]

14:30-14.45. Все офицеры грузинской части Объединенного штаба ССПМ без объяснения причин покидают территорию штаба, а военные наблюдатели от Грузии покидают объединенные посты миротворческих сил, ссылаясь на распоряжение командования. [71] После этого со стороны Авневи в направлении Хетагурово грузинские силы начали вести прицельный огонь артиллерии, танков и боевых машин пехоты. Одновременно со стороны Земо-Никози велся артиллерийский огонь по юго-западной окраине Цхинвали.

7 августа в Тбилиси экстренно прибывает посол РФ по особым поручениям Ю.Попов.  Грузинская сторона отказывается вести переговоры в рамках существующего формата СКК и обсуждать вопросы о неприменении силы. «Грузия не намерена возобновлять свое участие в формате СКК. СКК давно умерла", - заявляет госминистр Грузии  Якобашвили.[72]  Ю.Попов же намерен направиться в Цхинвали и договориться о проведении каких-либо переговоров для разрядки напряженности. Посол Ю.Попов снова заявляет о позиции России: во-первых, нужны скорейшие переговоры с перспективой заключения соглашения между сторонами о невозобновлении военных действий и, во-вторых, «в случае если все же события станут развиваться по наихудшему сценарию, с использованием военной силы, то Россия не будет оставаться безучастной».[73] 

Около 15.30-16.00. Артиллерийский обстрел из 150-мм установок с грузинских позиций, оборудованных в районе сел Нули и Авневи, в направлении осетинских сел Убиат и Цунар (Хетагурово).  В результате обстрела Хетагурово с поста грузинского батальона миротворческих сил в Авневи (с июля  используется грузинскими полицейскими и военными как огневая позиция) двое убитых. Село горит.[74] Осетинская сторона также открывает огонь по грузинским силам в Авневи, Нули, Эргнети, Никози. В районе Авневи-Нули подорван грузинский БТР и обстрелян бывший пост грузинских миротворцев. Сообщается о трех раненных с грузинской стороны.[75]

Между 16.00-17.00 проездом из грузинского анклава Кехви-Тамарашени в штаб миротворцев в Цхинвали прибывает Якобашвили. Официальная цель визита Якобашвили в Южную Осетию, заявленная  на момент самого визита – «посетить подвергшиеся осетинскому обстрелу села».[76] Однако затем Якобашвили начнет утверждать, что посещал Цхинвали для того, чтобы убедить руководство Южной Осетии начать переговоры (вне формата Смешанной контрольной комиссии, при актуальной повестке – разоружение «незаконных формирований» осетинской стороны и изменение режима миротворческой миссии РФ). Позиция Южной Осетии – переговоры должны проходить в существующем формате, при обязательном участии России  и с главным вопросом повестки – подписание соглашений о неприменении силы. Якобашвили во время визита знает, что не будет принят официальными лицами РЮО, которые отказываются вести переговоры вне формата СКК. Еще накануне (5 августа) президент Южной Осетии Э.Кокойты исключил возможность переговорного процесса с Грузией без участия России.[77]

Из заявления Юго-Осетинской части СКК: «с 1 августа грузинская сторона перешла к открытой военной агрессии против народа Республики Южная Осетия, в связи с чем ситуация в зоне грузино-осетинского конфликта резко обострилась, что может привести к катастрофическим последствиям. В этой связи Югоосетинская часть СКК констатирует, что предложение грузинской стороны о проведении двусторонней встречи является неприемлемым. Предлагаем 9 августа в Цхинвали провести экстренную встречу в единственном эффективном международно-признанном формате СКК, который поддерживается международным сообществом, по обсуждению сложившейся ситуации».[78]

Посещение Цхинвали днем 7 августа, видимо, позволяет Якобашвили подкрепить своими оценками для руководства Грузии данные МВД  Грузии о том, что «гражданское население к утру 7 августа практически покинуло город». Такой исход жителей из города, надо полагать, был одной из задач предшествующей фазы операции «Чистое поле», нацеленной на возможное «невоенное вытеснение» гражданского населения из Цхинвали и максимальное сокращение невоенных жертв в ходе проведения операции. Эти данные ведомства Мерабишвили о «пустом Цхинвали» и соответствующие оценки Якобашвили оказались неверными, но, вероятно, именно они послужили одним из оснований для решения о начале операции в 23.00 7 августа.

Свою ложь о «пустом Цхинвали» Якобашвили повторит в показаниях на слушаниях в парламентской комиссии Грузии [перевод с грузинского]: «I arrived in Tskhinvali on August 7 – Tskhinvali was empty» («Я побывал в Цхинвали 7-го августа – Цхинвали был пуст»). Комментируя эту «дезу» своего подельника, начальник ОШ  ВС Грузии З.Гогава сообщит комиссии [перевод с грузинского]:  «I will not agree with the assumption that Tskhinvali was an empty town; there were civilians in the town and there were a large number of so called town defenders». («Я не соглашусь с утверждением что город Цхинвали был пуст; в городе находились жители и множество так называемых защитников города») [79]

Провокационная «игра» Якобавшили, касающаяся утверждений об «опустевшем Цхинвали»,  отмечена и в Докладе Amnesty International, где говорится о той роли, которую сыграли эти «данные» в неизбирательном обстреле города: «… the Georgian forces may have selected targets in areas with large numbers of civilians on the basis of outdated and imprecise intelligence and failed to take necessary measures to verify that their information was accurate before launching their attacks…The Georgian authorities informed Amnesty International that they estimated the population of Tskhinvali prior to the conflict at around 7,000 people and that this number decreased substantially in the first few days of August as many South Ossetians left the region as the security situation deteriorated. The town appeared virtually deserted to Georgian officials who travelled to Tskhinvali on the 7 August for the aborted ceasefire discussions…» («…Грузинские войска атаковали густонаселённые районы на основании устаревших и нечётких разведданных и не приняли необходимых мер по установлению достоверности своих данных перед началом атак… Грузинские власти сообщили Amnesty International что по их подсчетам до конфликта население Цхинвали составляло 7000  человек и что это количество значительно сократилось в первые дни августа, поскольку многие жители Южной Осетии покидали регион по мере ухудшения обстановки. 7 августа грузинские официальные лица, прибывшие в Цхинвали для участия в позднее отмененных переговорах по прекращению огня, вообще посчитали город пустым…») [80]

Около 18.00 грузинские СМИ сообщают об эвакуации женщин и детей из грузинских сел, прилегающих к Цхинвали.[81]

18.00-18.30. Посол РФ по особым поручениям, сопредседатель СКК от российской стороны Ю.Попов прибывает в Цхинвали и встречается с президентом Южной Осетии Э.Кокойты. В результате достигнута договоренность о проведении встречи  в формате Россия-Грузия-Южная Осетия  для обсуждения экстренных мер по стабилизации положения. Встреча назначается на 13 часов следующего дня в штабе российских миротворческих сил в Цхинвали. Попов сообщает прессе об успехе своих переговоров[82] в Цхинвали и информирует об этом грузинскую сторону в лице госминистра Грузии Т.Якобашвили.[83] Именно  эта  договоренность Попова с Кокойты о проведении трехсторонней  встречи  будет основанием для упоминания о мирных переговорах в вечернем (19.10) заявлении Саакашвили.

К вечеру в Гори из Вазиани и Осиаури прибывают дополнительные части грузинских войск. Около 18.00-18.30 с поста миротворцев в с. Цинагар (расположен в Ленингорском районе Южной Осетии в 5 км от трассы Тбилиси-Гори) фиксируется движение 400 ед. техники, направляющейся в сторону Гори. К 19.00-20.00 они развернуты в районе Никози, Каралети и Тирдзниси Горийского района.

«It was not a problem», или фрагмент о соответствии Главы миссии ОБСЕ в Грузии м-м Хакала своей миссии.

«Alexander Stubb, the Finnish foreign minister and current chairman of the Organization for Security and Cooperation in Europe (OSCE), did not see the war coming: "The OSCE has always been involved here, since 1992. There were many reports about smaller conflicts. I received the first information about the major conflict in the night before Aug. 8. It took us by surprise. I spoke with my mission chief in Tbilisi on Aug. 7. She told me that it was very dangerous there, but that it was not a problem». («ОБСЕ всегда участвовала в процессе, с 1992 года. Существует множество отчетов о мелких стычках. Первую информацию о серьезном конфликте я получил в ночь на 8-е августа. Эта информация стала для нас сюрпризом. Я говорил с нашей главой миссии в Тбилиси 7-го августа. Она сказала мне что там было опасно, но проблемы не было») [84]  Т.Хакала не видела 7 августа «проблемы» и не посчитала нужным информировать об опасном  выдвижении грузинских войск к Южной Осетии.

В 19.10-19.30 по грузинским телеканалам выступает М.Саакашвили с заявлением о прекращении огня и мирных переговорах: «…я предлагаю прекратить огонь, я предлагаю немедленно провести переговоры, я подтверждаю 3 года назад мною выдвинутый и распространенный в течение нескольких лет мой план о предоставлении Южной Осетии практически неограниченной автономии и самоуправления, особую защиту прав всех этнических осетин, автономию под международной гарантией, автономную единицу по стандартам ЕС. Я также предлагал и предлагаю РФ быть гарантом югоосетинской автономии на территории Грузии… Мы не хотим воевать с вами. Не испытывайте терпения нашего государства. Давайте прекратим эту эскалацию и начнем переговоры по всем форматам прямым, многосторонним, каким хотите»... 

Через несколько часов, в ироническом перечислении «любых переговорных форматов» президенту Грузии будет вторить министр Якобашвили: «Еще раз выражаем готовность к переговорам. Наши телефоны включены. Если кто-либо готов выступить посредником, будь то Россия или Запад, Восток или Север, мы готовы к диалогу. Мы готовы говорить со всеми сторонами, чтобы избежать жертв среди мирного населения, очистить регион от вооруженных бандформирований и чтобы в регионе началась мирная жизнь…». [85]  Чтобы понять существо этой «миротворческой» риторики необходимо обратить внимание, что практически каждый «посыл к миру» тут сопровождается его смысловым дезавуированием – утверждениями о криминальности режима Южной Осетии, о «вооруженных бандформированиях», о том,  что лидеры Южной Осетии «должны сидеть в тюрьме» и т.д.

Дипломатически обеспеченное затишье в Южной Осетии, длившееся примерно с 16.30-17.00 до 23.30 7 августа, было использовано грузинской стороной для выдвижения спецподразделений на исходные позиции для наземной атаки утром 8 августа. В частности, по данным некоторых источников именно в часы «прекращения огня»,  «Georgia began moving reinforcements to the conflict zone to back up the two battalions and materiel’ they had already positioned there in violation of the ceasefire agreement». («Грузия начала переброску сил в зону конфликта для прикрытия двух батальонов и техники, которые уже были размещены там в нарушение соглашений о прекращении огня») [86]

Около 21.00 7 августа появляются «странные» информационные вбросы МВД Грузии и МИДа Грузии. В частности, в 20.45 «неназванный» источник в МВД Грузии сообщает в информационные агентства, что интенсивно обстреливается Авневи[87] и что якобы «в результате обстрелов погибли 10 человек».[88]  В 22.15-22.30 МВД Грузии распространяет сообщение о якобы «интенсивных артиллерийских обстрелах Тамарашени и Приси».[89] Около этого времени пресс-служба МИДа Грузии информирует мировую общественность, что the situation in the conflict region remains extremely tense. The Ossetian side’s actions are not of sporadic nature, rather, they represent a well-planned and perfectly-organized military operation. However, the Georgian side continues to abstain from taking any kind of military action and does not plan any military offensive or defensive operation». («ситуация в зоне конфликта остается крайне напряженной. Действия осетинской стороны не носят спонтанный характер, скорее они представляют собой хорошо спланированную и отлично организованную военную операцию. Однако, грузинская сторона продолжает воздерживаться от применения какой-либо военной силы и не планирует проведения какой-либо военной наступательной или оборонительной операции») [90] 

По поводу осетинских «интенсивных артиллерийских обстрелов» и о «well-planned and perfectly-organized military operation» - находившиеся в Цхинвали в ночь с 7 на 8 августа журналисты свидетельствуют:

«Атаке на город  [грузинскому артиллерийскому обстрелу Цхинвал с 23.35 – прим. Ред.] предшествовала абсолютная тишина, …с момента появления Якобашвили и Попова в Цхинвали[91], там установилась тишина. Т.е. полностью прекратился всякий обстрел. Всякие перестрелки. Тишина полная была. И тяжелые орудия молчали, и молчали автоматы… Это было где-то часа в 16-17.00 7 августа. И вот с момента приезда этих людей и вплоть до последующей атаки Грузии на Южную Осетию было абсолютно тихо… Я хочу еще пояснить вот что. Южная Осетия – это достаточно маленькая территория. Когда идут бои за Присские высоты, или когда идет перестрелка в районе Тамарашени, когда стреляют и с Тамарашени и стреляют в Тамарашени, то слышно так, как будто бои идут в городе. Тамарашени это просто окраина Цхинвали. Т.е. без всякой границы город переходит в это грузинское село Тамарашени. Поэтому если там что-то происходит, невозможно в городе этого не слышать… Грузинская сторона утверждает, что начался обстрел Присских высот и Тамарашени, но если бы были какие-то перестрелки на Присских высотах, или в Тамарашени, это было бы слышно. Вот я заявляю, что атаке на город предшествовала абсолютная тишина».[92]


21.00-22.30. С поста миротворцев в с. Цинагар фиксируется прохождение по трассе Тбилиси-Гори еще около 60 ед. техники грузинских ВС в западном направлении.

22.30. С поста миротворцев в с. Верх.Прис фиксируется движение колонны примерно в 100 машин из с.Дици в Эредви. 

Около 22.30 расположение объединенного штаба под разными предлогами покидают военные наблюдатели от Грузии, а также наблюдатели от ОБСЕ.

 23.05.  Командующий миротворческими операциями Объединенного штаба ВС Грузии Мамука Курашвили звонит командующему ССПМ генералу Марату Кулахметову и уведомляет его: «Мы начинаем войну. Сейчас в сторону Цхинвала выдвигаются наши подразделения, начинаем штурм города».[93] На экстренно созванном брифинге в расположении Объединенного штаба ССПМ в Цхинвали Кулахметов сообщает журналистам, что «грузинская сторона фактически объявила Южной Осетии войну».[94]

В 23.35 7 августа грузинские силы начинают военную операцию против Южной Осетии.  Осуществляется интенсивный  ракетно-артиллерийский обстрел города Цхинвали. Активно используются системы залпового огня «Град», развернутые на позициях в районе Вариани,  Каралети и Кере.  Один из артиллерийских снарядов разрывается на плацу у  штаба ССПМ, где в этот момент еще находятся российские журналисты.

«The bombardment was heavy and continuous. The gaps between them were no longer than five minutes apart» («Бомбардировка была тяжелой и продолжительной. Перерывы между ними не длились более пяти минут») - свидетельствует Х.Лехтонен (Lehtonen) - финский наблюдатель от ОБСЕ, находящийся непосредственно в Цхинвали.[95] Наносятся артиллерийские удары и по осетинским селам - Дменис, Сатикар, Ортеу, Хетагурово, Тбет, Кусрет, Квернет, Мугут, Дидмуха и другим. С самого начала обстрела огонь ведется по расположениям российских и осетинских миротворцев в Цхинвали и его предместьях. Уже в 23.40 по расположению российского миротворческого контингента на юго-западе города наносится артиллерийский удар, в результате которого погибли первые двое военнослужащих РФ.[96]

Кадры ночных ракетно-артиллерийских залпов с грузинских позиций из района Дици и Каралети снимаются группами грузинских телеканалов, в том числе собравшимися у поста миротворческих сил в Мегврекиси.[97]  Ночные залпы грузинских «Градов», снятые на мобильники в ночь на 8 августа, попадут и в Интернет.[98] Отметим, что в последующем грузинские СМИ тщательно удалят эти записи со своих сайтов. Более того, будут сняты пропагандистские фильмы, где на эти кадры ночных залпов грузинских «Градов», будет накладываться, например, такой текст:

Видеосвидетельства военных преступлений, совершенных против гражданского населения Цхинвали, будут приписаны авторами этого пропагандистского ролика осетинской и русской стороне.[99]  

По данным грузинских источников в ракетно-артиллерийском ударе в ночь на 8 августа использовалось до 300 стволов артиллерии. Среди них:  “the 203-mm Pion systems, the 160-mm Israeli-made GRADLAR multiple rocket launchers, the 152-mm Akatsiya, Giatsint and Dana self-propelled guns, the 122-mm Grad and RM-70 multiple rocket launchers, as well as the D-30 and Msta howitzers of the infantry brigades” ("203-мм системы Пион, 160-мм ракетные установки израильского производства GRADLAR, 152-мм самоходные орудия Акация, Giatsint и Dana, 122-мм ракетные установки ГРАД и РМ-70, а также гаубицы Д-30 и Мста, состоящие на вооружении у пехотных бригад"). Все это оружие, примененное против гражданских целей в Цхинвали, будет затем старательно упоминаться как используемое против «русских агрессоров».[100] Однако, во время грузинского артиллерийского утюжения Цхинвали, «русские агрессоры» были еще за пределами Южной Осетии.

 Фактом остается то, что для развертывания  таких артиллерийских возможностей непосредственно в зоне конфликта нужны как минимум несколько дней, что делает очевидным: тяжелая артиллерия Грузии была незаконно размещена в зоне конфликта ранее 7 августа. На совести Миссии ОБСЕ в Грузии остается ситуация невмешательства в этот процесс.

В 00.30 в эфире грузинской правительственной телекомпании «Рустави-2» М.Курашвили объявляет цели начавшейся грузинской военной операции против Южной Осетии. Курашвили озвучивает официальную грузинскую «легенду причин войны», PR-версию начавшейся атаки на Южную Осетию: «проводится операция по «восстановлению конституционного порядка в Цхинвальском регионе, начавшаяся  в ответ на обстрелы с осетинской стороны».[101]Командующий «грузинскими миротворцами» призывает российских миротворцев «не препятствовать проведению операции и не вмешиваться в конфликт».[102] 

Особо отметим, что частью грузинской PR-компании в начальной фазе войны (примерно до 12.00-13.00 8 августа) было активное информационное «разведение» российской стороны и «осетинских сепаратистов». Всячески подчеркивается, что «операция осуществляется именно против сепаратистов», «миротворцев не надо вмешивать», что «сепаратисты вышли из-под контроля России»[103] и т.д. Явным элементом этой информационной стратегии является стремление изолировать «сепаратистов» - как объект нанесения военного удара – от их российского союзника. В сторону России посылаются настойчивые сигналы: «устранитесь от поддержки сепаратистов»[104], «Россия – естественный союзник Грузии»[105] и т.д.  Совершенно ясно, что представления о (хотя бы временной) отстраненности России от ситуации, воздержания от активного в нее вовлечения, выступают частью той «картины реальности», в рамках которой грузинское руководство принимает решение о военной операции в ночь на 8 августа.

Утром 8 августа цели операции «о принуждении сепаратистов к миру и установлении порядка»  публично сформулирует и премьер-министр Грузии В.Гургенидзе:  «Правительственные силы Грузии были вынуждены приступить к принятию мер по установлению мира в регионе после того, как на мирные инициативы президента Саакашвили сепаратистские силы ответили бомбовым обстрелом... В настоящее время правительственные силы осуществляют действия по восстановлению и установлению гарантированного мирного урегулирования…».[106] Миф о «бомбовом обстреле со стороны сепаратистов» и о грузинской атаке, как вынужденной реакции на «действия сепаратистов», канонизирует для мирового восприятия президент Саакашвили в своем выступлении днем 8 августа.[107]

Ни один негрузинский источник не подтверждает заявлений грузинской стороны о том, что между временем объявления о прекращении огня вечером 7 августа (19.10-19.30) и началом грузинского нападения (23.35), осетинами осуществлялся обстрел грузинских сел. Независимые источники свидетельствуют о том, что никакого «артиллерийского обстрела» грузинских сел вечером 7 августа не было. В частности, высокопоставленный сотрудник Миссии ОБСЕ в Грузии С.Янг (Stephen Young) говорит, что вечером и в  ночь с 7 на 8 августа вплоть до нападения грузинских войск на Цхинвали there had been little or no shelling of Georgian villages. If there had been heavy shelling in areas that Georgia claimed were shelled, then our people would have heard it, and they didn’t. They heard only occasional small-arms fire.” («Артиллерийский обстрел грузинских сёл не вёлся или вёлся по-минимуму. В случае тяжелого обстрела территорий, которые по грузинским данным были обстреляны, наши люди бы его услышали, но этого не было. Они слышали лишь случайные выстрелы из стрелкового оружия.») [108]

Находившиеся в Цхинвали наблюдатели ОБСЕ, в частности, Х.Лехтонен (Heikki Lehtonen), свидетельствуют, что вечером 7 августа «первые взрывы послышались в городе shortly before midnight», а перед этим персонал офиса ОБСЕ в Цхинвали, поужинав с вином, собрался мирно отойти ко сну, не извещая  головной офис в Тбилиси о каких-либо обстрелах или перестрелках.[109]

 Эти свидетельства позволяют заметить, что посол Грузии в ООН Аласания дезинформировал Совбез ООН на экстренном заседании 8 августа, утверждая, что «примерно в 22.30 было обстреляно грузинское село Приси» и что «в 23.30 был открыт огонь по всем грузинским позициям вокруг столицы Южной Осетии Цхинвали, в том числе по селам Тамарашени и Курта».[110]

 На фоне свидетельств людей, находившихся непосредственно в зоне конфликта и утверждающих, что никаких «артиллерийских обстрелов» с осетинской стороны (которые бы «спровоцировали грузинскую атаку») не было,  мы встретим и образчики откровенной пропаганды, оправдывающей грузинскую силовую авантюру.

Пропаганда в ходе войны и формирование «версии событий»: извлечения.

 Ариел Коэн, американский политолог: «…After weeks of mortar attacks and shootings by rebel forces in secessionist South Ossetia targeting Georgian villages and outposts, hostilities escalated on the evening of August 7 with a Georgian artillery and rocket barrage against rebel positions. On August 8, Georgian President Mikheil Saakashvili launched Operation "Clear Field" to put an end to the South Ossetian fire and restore control over the breakaway region…» («…Спустя недели минометных атак и обстрелов грузинских сёл и позиций со стороны сепаратистской Южной Осетии, боевые действия развернулись вечером 7-го августа с началом грузинского ракетно-артиллерийского огня по позициям повстанцев. 8-го августа грузинский президент Михаил Саакашвили начал операцию «Чистое Поле» для того чтобы прекратить обстрелы со стороны Южной Осетии и восстановить контроль над отколовшимся регионом…») [111]

 Говоря о «неделях артобстрелов», господин Коэн ясно воспроизводит версию авторов самой операции «Чистое поле». См. президент Грузии М.Саакашвили: «конфликт разразился после многих дней бомбардировок грузинских сел».[112]  Госминистр Грузии Т.Якобашвили: «Ждать было нельзя. Бомбили грузинские села Тамарашени и Курта! Остановить это можно было только в Цхинвали! Посмотрите на карту. Эти две деревни просто уничтожались». [113]

Ю.Латынина: «Это я слыхала…».

Активную пропаганду «побудительных мотивов» грузинской военной авантюры в Южной Осетии будет вести российское радио «Эхо Москвы» в лице ее ведущих аналитиков: «…один из основных побудительных мотивов, благодаря которым Саакашвили принял решение первым нанести удар, была судьба жителей грузинского анклава, расположенного между Джавой и Цхинвали, то есть отрезанного от основной Грузии, Саакашвили нанес удар после того, как впервые за всю историю грузино-осетинского конфликта этот анклав начали обстреливать из артиллерии, тяжелой артиллерии, как из Цхинвали, так и со стороны Джавы, то есть стирая его с лица земли, – совершенно точно, это я слыхала не от военных, это я слыхала от тех людей, которые убежали из Тамарашени, из Курты, из Кехви - из этих сел, которые сносились, подчеркиваю, до того, как Саакашвили нанес удар по Цхинвали…»[114]

 

О том, как в действительности оказались снесены эти села, говорит опубликованное 29 августа 2008 исследование разрушений в зоне конфликта, произведенное ооновской программой UNOSAT и основанное на данных космических снимков. Исследование  фокусирует внимание на разрушениях именно в грузинских селах: «снимки дают веские основания говорить о том, что большинство разрушений в пяти селах (Тамарашени, Кехви, Нижние Ачабети, Верхние Ачабети, Курта) были вызваны поджогами. На снимках высокого разрешения не видно никаких воронок ни от артиллерийского или ракетного обстрела, ни от бомбежек».[115]

Эти села действительно окажутся «снесены» -  поджогами после 10 августа, когда население грузинских анклавов вынужденно будет «заплатить» своими судьбами за преступления властей Грузии, совершенные 7-9 августа.

Около 00.30 8 августа поступают сообщения о начале наземной операции грузинских сил по всему периметру соприкосновения осетинской и грузинской зон контроля. По данным грузинских источников «президент Грузии Михаил Саакашвили в Цхинвальском регионе в целях восстановления конституционного порядка грузинским военным соединениям приказал начать специальную операцию». [116]

В последующем грузинская сторона станет убеждать мировое сообщество, что заявление «о восстановлении конституционного порядка как цели спецоперации» было «личной инициативой М.Курашвили», который, в свою очередь будет заявлять, что объявление им в ночь на 8 августа начала операции и ее целей  «не было согласовано ни с кем, и никто мне не поручал … Я  только вышел с боя и был в замешательстве, когда журналисты направились ко мне. Заявление не было подготовленным. Это было импульсивное заявление… Я был контужен».[117] 

Курашвили будет вынужден «корректироваться» под новую, обновленную PR-версию грузинской военной операции – эта операция осуществлялась якобы для защиты от начавшейся российской агрессии. Однако, многие факты говорят о том, что сама возможность грузинской атаки на Южную Осетию строилась из расчета на невмешательство России или же ее незначительного, только лишь политико-дипломатического вмешательства, сдерживаемого Западом. Замминистра обороны Грузии Б.Кутелия признается в своем интервью The Financial Times: «мы не ожидали, что  Россия ответит на наступление на Южную Осетию, и были совершенно не готовы к серьезному сопротивлению. …Решение о захвате Цхинвали было принято несмотря на то, что у Грузии не было достаточно средств для отражения возможной контратаки [России]» (цит. по Interfax, 22 августа 2008). (Выделено мной- авт.).

По ходу изменения грузинской легенды  «начала войны» будет постфактум корректироваться не только лексика официальных лиц Грузии, но даже показания грузинских беженцев.[118]

Новая грузинская PR-версия войны (как превентивного или даже «ответного удара» по Цхинвали на фоне разворачивающейся агрессии России») будет утверждаться уже после появления явных политико-дипломатических издержек для Тбилиси версии о «восстановлении конституционного порядка». Вместо акцентирования «провокаций сепаратистов» грузинская пропаганда начнет тиражировать «свидетельства» о российском вторжении в Южную Осетию до начала грузинской операции в ночь с 7 на 8 августа. Главное место в этих «свидетельствах» будет уделено перехвату телефонных разговоров югоосетинских пограничников, из которых будет доказываться, что российская бронетехника вошла в Южную Осетию в ночь на 7 августа. [119] Однако вскоре выяснится, что «независимые эксперты, проводившие анализ представленных Грузией материалов, не смогли ни подтвердить, ни опровергнуть их подлинность и привязку к определённому времени».[120] Затем обнаружится, что «в представленных грузинской стороной материалах фигурируют телефонные номера грузинского сотового оператора Магтиком, хотя все чиновники и военнослужащие в Южной Осетии пользовались исключительно услугами российского оператора МегаФон». Кроме того, сигналы Магтиком не «ловятся» у южного портала Рокского тоннеля ввиду отсутствия у этого оператора соответствующих технических возможностей в этом районе.[121] Но самое главное, пожалуй, а том, что космическая разведка США не смогла подтвердить присутствия 7 августа российской бронетехники к югу от Рокского тоннеля.[122]  Видимо, речь идет о том, что именно космическая разведка США вынуждена была показать «в кулуарах» слушаний в Конгрессе США – российской техники не было на территории Южной Осетии в течение дня 7 августа. А на вопрос, куда же она могла деться, если, по утверждениям Грузии, «техника вошла в ночь на 7 августа» - ответа нет. 

Итак: подобно тому, как ни один негрузинский источник не подтверждает, что «осетины спровоцировали начало грузинской операции «бомбовыми обстрелами Тамарашени и Приси в ночь на 8 августа» - точно также ни один негрузинский источник не подтверждает и другой лжи из грузинской PR-версии августовской войны – о том, что эту войну «начала Россия».[123] 

М.Агаев, А.Семиречный

Исследовательский Центр “Carta Caucasica”

ПРОДОЛЖЕНИЕ

[1] Первый из таких обстрелов произошел в ночь на 11 июня со стороны Тамарашени. http://cominf.org/2008/06/11/1166477330.html.  

[2] Сообщение ОК ССПМ №90 от 15 июня 2008 года.

[3] Сообщение ОК ССПМ №92 от 17 июня 2008 года.

[4] OSCE Mission to Georgia. Spot Report, Improvised Explosive Device Detonations in the Zone of the Georgian-Ossetian Conflict. July 3.

 [5] Со временем масштабность этой «акции» в изложении грузинской стороны будет только возрастать. В сентябре в хронологиях появляется уже один убитый. См. работу «После августа 2008 года: последствия русско-грузинской войны», подготовленную тбилисским «Кавказским Институтом мира, демократии и развития» (www.cipdd.org). С.45. Обратим больше внимания на этот источник и обнаружим, что ведущие тбилисские эксперты «по миру,  демократии и развитию» в своей хронологии августовской войны не единым словом не упоминают о фактах ракетно-артиллерийского обстрела Цхинвали грузинскими войсками. В хронологии событий ночи с 7 на 8 августа мы находим изящное изложение следующего вида: «The Georgian government announces that it has ordered the army to restore constitutional order in South Ossetia. On August 8 fighting rages on the outskirts of Tskhinvali» (там же, с.46). 

[7] Симптоматично неупоминание фигуры Санакоева в документе: OSCE Mission to Georgia. Spot Report, Improvised Explosive Device Detonations in the Zone of the Georgian-Ossetian Conflict. July 3.

[8] См. например, подрыв на мине сотрудника МВД Грузии Зубашвили 3 апреля 2008 года (находился в оцеплении в лесу вдоль дороги Курта-Эредви и подорвался, скорее всего, на одной из мин, установленных самими грузинскими саперами для обезопасения дороги); или подрыв Турашвили на мине 13 июня 2008 года (легкое ранение в результате срабатывания РГД, пострадавший отказался от госпитализации).

[9] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/sps/BC30872B285E2801C325747C0054D6F1

[11] http://www.apsny.ge/news/1217351725.php. Здесь и далее многие ссылки на грузинские источники не открываются. После позорного провала грузинского блицкрига многие грузинские сайты, в том числе и информационных агентств, тщательно почистили свои архивы. Такая активность несет все признаки оперативно пересматриваемой официальной версии событий в самой Грузии. Особенно тщательно почищен официальный сайт ведомства г-на Якобавшили – Госминистра Грузии по реинтеграции (http://smr.gov.ge/en/press_office/interviews/interviews). На сайте образовались настоящие лакуны во времени, эдакие виртуальные провалы в памяти. Оказывается, между 18 апреля 2008 года и 8 августа 2008 года,  это весьма занятое «реинтеграцией Грузии» ведомство не издало ни одного пресс-релиза (http://smr.gov.ge/en/press_office/press_releases). Между 18 июля и 22 августа 2008 года, судя по сайту, весьма многоречивый министр по интеграции не изрек ни одного комментария или интервью. Настоящее затирание следов.  Оперативно убран с сайта Рустави-2 ролик с Курашвили, объявляющем о восстановлении конституционного порядка, и ряд других материалов, датированных между 7 и 8 августа.  Сайт Правительства Грузии – страница по грузино-осетинскому конфликту оказался после 12 августа неожиданно «under construction» (http://government.gov.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=60).

 [12] О соотношении грузинского и осетинского постов на Сарабуки см. упоминание в OSCE Mission to Georgia. Spot Report: Firing Incident in Sarabuki Area in the zone of the Georgian-Ossetian Conflict, Vienna, 31 July 2008. При этом Миссия ОБСЕ в Грузии в своем «Spot Report» не удосуживается отметить незаконность грузинского поста и введенной на Сарабуки техники.

 [13] OSCE Mission to Georgia.  Spot Report: Exchange of fire in Tskhinvali, 3-4 July 2008. Vienna, 10 July. В документе говорится о проведении совместного мониторинга наблюдателями ССПМ и ОБСЕ происшедшего в ночь на 4 июля. Объединенная группа наблюдателей зафиксировала пять попаданий артиллерийских снарядов на территории автопарка Минобороны Южной Осетии.  В документе ОБСЕ также отмечается: «the Georgian side did not participate in the monitoring, since they were neither located in the Georgian Joint Peacekeeping forces HQ, within the JPKF compound, nor were they contactable by phone».

 [14] http://www.kavkaz-uzel.ru/newstext/news/id/1225059.html

[15] http://www.kavkaz-uzel.ru/newstext/news/id/1225059.html, OSCE Mission to Georgia

 Spot Report: Exchange of fire in Tskhinvali, 3-4 July 2008.

[16] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/sps/C528A3B851B38DF4C325747C0044D8D7

[17] Сообщение ОК ССПМ № 113 от 10 июля 2008 года.

[18] OSCE Mission to Georgia. Activity Report No. 13/07: 1-15 July 2008.

[20] Сообщение ОК ССПМ № 113 от 10 июля 2008 года. (Именно с этих высот в последующем, уже в ходе  агрессии 8 августа 2008 года, велись артиллерийские обстрелы прямой наводкой осетинских сел).

[21] OSCE Mission to Georgia. Activity Report No. 13/07: 1-15 July 2008.

 [22] Начаты после выведения грузинской стороной на посты  в Эредви-Аргвици тяжелой техники 4 июля. 

[23] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/sps/CCF2BD3D05F81BB1C325748200449D3D

[24] 10 июля МИД РФ распространит заявление, в котором сказано, что российские истребители пролетели над территорией Южной Осетии для того, чтобы «охладить горячие головы в Тбилиси и предотвратить развитие ситуации по силовому сценарию, вероятность которого была более чем реальной».

 [25] After Mixed U.S. Messages, a War Erupted in Georgia http://www.nytimes.com/2008/08/13/washington/13diplo.html?partner=rssnyt&emc=rss;

[26] Существуют оценки экспертов о возможной провокационной роли высокопоставленных сотрудников администрации США в подталкивании Грузии к операции против Южной Осетии. См.: Did Karl Rove Chat to Saakashvili about South Ossetia Too? (http://emptywheel.firedoglake.com/2008/08/13/did-karl-rove-chat-to-saakashvili-about-south-ossetia-too/);

Why was Cheney's guy in Georgia before the war? (http://latimesblogs.latimes.com/presidentbush/2008/08/georgia-war.html).

25 ноября 2008 года на слушаниях в комиссии парламента Грузии бывший посол Грузии в РФ Кицмаришвили сообщает, что: «… In April 2008 he was informed by one of the senior [Georgian] authorities that Georgia had a green light from the West for beginning fighting in it's breakaway region. Kitsmarishvili said the information he had got from the closest person to Saakashvili, however, refused to identify the informer». (http://rustavi2.com/news/news_text.php?id_news=28971&pg=1&im=main&ct=25&wth=). По оценкам экспертов этим «лицом», упоминавшимся в  показаниях Кицмаришвили, является Гига Бокерия, нынешний замминистра иностранных дел Грузии.

[28] «In total, 1,630 servicemen participated, including representatives of the Joint Staff, Land Forces Staff, IV Brigade, the 41st and 42nd Battalions and Engineer Battalion Company from Georgia. From the USA, 1,000 military servicemen took part in the exercise including the United States Army Europe, 3rd Battalion, 25th Marine Expeditionary Unit, 1st Battalion 121 Infantry Regiment Georgian National Guard (Atlanta, Georgia) and 5045th General Support Unit» (http://www.georgiatoday.ge/article_details.php?id=5535). 4-я пехотная бригада будет одной из основных сил в операции «Чистое поле» против Южной Осетии.

[29]  Professor Charles King on Russia/Georgia. A leading expert on the former Soviet republics disputes the dominant American media narrative of this conflict. Aug. 11, 2008.  http://www.salon.com/opinion/greenwald/radio/2008/08/11/king/index1.html

 [30] Сообщение ОК ССПМ №126 от 28 июля 2008 года.

[31] Сообщение ОК ССПМ №125 от 27 июля 2008 года.

[32] Об этом игнорировании можно судить исходя из документа «OSCE Mission to Georgia. Activity Report No. 14/07: 16-31 July 2008». В нем обнаруживается только одна фраза о «полетах», без каких-либо оценок и «встревоженностей», касающихся  наращивания грузинской разведывательной активности: «During the reporting period, the JPKF reported about twenty over flights of the zone of the Georgian-Ossetian conflict». ССПМ сообщает? – ну и пусть сообщает, полагает м-м Хакала – глава Миссии ОБСЕ в Грузии.

[33] OSCE Mission to Georgia. Spot Report: Firing Incident in Sveri/Andzisi Area in the Georgian-Ossetian Zone of Conflict. 30 July. Данный отчет ОБСЕ никак не идентифицирует атакующих, не комментирует ни того, что обстрел произошел к югу от Свери (т.е. в зоне грузинского контроля), ни факта присутствия «снимающей все на видео» грузинской прессы в зоне обстрела, ни удивительного отсутствия каких-либо пострадавших или повреждений на автомобилях наблюдателей. Отчет не упоминает в сообщении об инциденте ни «осетинских сепаратистов», ни вероятных «грузинских сценаристов». Однако такое «скромное молчание» в отчете-сообщении ОБСЕ о данном инциденте позволяет впоследствии состояться очередной грузинской официальной фальсификации. Парламентская комиссия Грузии в своем Докладе напишет, со ссылкой именно на документ ОБСЕ, -  «the separatists opened fire to the OSCE observers working together with peacekeepers” (http://www.parliament.ge/files/1329_22127_506571_Conclusion_E.pdf, p.26). Показательно, что структуры ОБСЕ до сих пор весьма невнимательны к тому, как их отчеты перевираются в официальных грузинских документах. Наученная горьким опытом Human Rights Watch,  вынуждена быть более внимательной к грузинским ссылкам на свои документы (см. Letter to Georgian President Mikheil Saakashvili regarding civilian casualty figures in South Ossetia, October 10, 2008, http://www.hrw.org/en/news/2008/10/10/letter-georgian-president-mikheil-saakashvili-regarding-civilian-casualty-figures-so). 

 [34] http://cominf.org/2008/08/01/1166477780.html (посты, выставленные после 30 июля, добавлены на карте в виде фиолетовых значков).

[35] См. данные ССПМ на карте, представленной в РИА-Новости далее.  Отметим, что эта тактика ползучего выдвижения постов МВД Грузии в Южной Осетии в июле-начале августа осталась без должного внимания ОБСЕ. Отчеты Миссии ОБСЕ в Грузии, направляемые в штаб-квартиру в Вене (т.н. Spot Reports),  к началу военного кризиса окончательно выродятся в реферативные изложения выступлений грузинских официальных лиц. После провала «миссии» ОБСЕ в Грузии один из сотрудников миссии (Райан Грист) все же попытается спасти моральное лицо организации, но безуспешно для нее.

[36] http://grani.ru/Politics/World/Europe/Georgia/m.139460.html

[37] Официальные грузинские Timelines августовских событий удачно опускают упоминание всех неудобных фактов, свидетельствующих об активной провокационной роли грузинской стороны, о наращивании вооружений в зоне конфликта, о минометных и артиллерийских обстрелах со стороны грузинских сел, о снайперской «охоте» за гражданскими лицами  и т.д.  Примеры такой «хрон[олог]ической пропаганды см. например,  на сайте МИДа Грузии (http://mfa.gov.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=549). В этих хронологиях Грузия рисуется исключительно защищающейся,  миролюбивой, конструктивной, открытой для компромиссов, уважающей гражданские права стороной.

[38] Сообщение ОК ССПМ от 2 августа 2008 г. Цит. по  http://cominf.org/2008/08/02/1166477804.html

[39] http://www.civilgeorgia.ge/eng/article.php?id=18871

[41] Сообщение ОК ССПМ №133 от 4 августа 2008 года. ССПМ совместно с наблюдателями ОБСЕ проводит мониторинг после перестрелок 1-2 августа и фиксирует повреждения от пуль и мин в зданиях грузинских н.п. Никози, Эредви и Нули, а также в осетинском Земо-Приси/ Верх. Прис. В сообщении Миссии ОБСЕ в Грузии в штаб-квартиру ОБСЕ в Вене говорится «The Joint Monitoring teams recorded numerous impact sites and damage to infrastructure in Tskhinvali and villages administered by both sides» (OSCE Mission to Georgia. Spot Report: Latest developments in the zone of the Georgian-Ossetian conflict.  4 August 2008).

 [42] State Minister Testifies Before War Commission. Civil Georgia, Tbilisi / 27 Oct.'08 / 22:40.

[43] Сообщение ОК ССПМ №133 от 4 августа 2008 года.

[44] В этом информационном фронте будут активно привлечены грузинские сотрудники Радио Свобода. См., например, сообщение о «свидетельствах», подготовленное директором грузинской службы RFE/RL Д.Какабадзе (http://www.rferl.org/content/Eyewitness_Accounts_Confirm_Shelling_Of_Georgian_Villages/1349256.html). В материале Какабадзе можно обнаружить тот же самый подлог-ссылку на сообщение ОК ССПМ №133 от 4 августа 2008 года. В частности,  тщательно упоминая следы обстрелов в Земо—Приси, Какабадзе преподносит это село как грузинское.

[45] http://www.parliament.ge/files/1329_22127_506571_Conclusion_E.pdf. В том числе, подлог, касающийся содержания документа ОК ССПМ №133 от 4 августа 2008 года. См. p.28. 

[46] http://www.civilgeorgia.ge/eng/article.php?id=18872&search=august

[47] http://www.interfax.ru/politics/news.asp?id=24721

[48] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/sps/3E52FF15ABEB5A08C32574C90026E89B

[49] http://grani.ru/politics/world/europe/georgia/m.139500.html

[50] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/sps/2060480F3E75A5E5C325749A003B4271

[51] Другая часть соединений, участвовавших в учениях, к 4 августа уже была возвращена к местам постоянной дислокации. В частности, 76-я дивизия ВДВ была возвращена в Псков.

[52] http://www.regnum.ru/news/1052864.html

[53] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/sps/427C5C0E714C5C1BC325749B001F5F49

[54] http://www.civilgeorgia.ge/eng/article.php?id=18888&search=

[55] Именно 5 августа было опубликовано заявление французского президентства в ЕС: The European Union is willing, more than ever, to fully engage in the pursuit of a peaceful settlement of the conflicts in Georgia, in cooperation with the parties concerned and in support of the existing negotiation formats, and again calls for moderation and the swift resumption of the negotiations» (цит.: http://www.civilgeorgia.ge/eng/article.php?id=18903&search=).

[56] Там же.

[57] TESTIMONY ON THE CURRENT SITUATION IN GEORGIA AND IMPLICATIONS

FOR U.S. POLICY. U.S. SENATE COMMITTEE ON ARMED SERVICES, Washington, DC. Tuesday, September 9, 2008.  P.34

 [58] http://www.civilgeorgia.ge/eng/article.php?id=18894. См. также сообщение ОК ССПМ №137 от 7 августа 2008 года.

 [59] http://lenta.ru/articles/2008/08/07/shots/, см. также Сообщение ОК ССПМ № 136 от 7 августа 2008 года.

[61] TESTIMONY ON THE CURRENT SITUATION IN GEORGIA AND IMPLICATIONS

FOR U.S. POLICY. U.S. SENATE COMMITTEE ON ARMED SERVICES, Washington, DC. Tuesday, September 9, 2008.  P. 4

 [62] http://www.kvirispalitra.ge/palitra/htm/politika%20da%20sazogadoeba-1.html

 [63] Там же, ч.2.

[64] http://cominf.org/2008/08/07/1166477903.html

[65] Цит. по Взгляд, 06.08.2008

[66] См. файлы на сайте http://www.osetinfo.ru/warorder

[67] См. его показания 28 октября на заседании временной парламентской комиссии Грузии по изучению событий августа 2008 года: Chief of Staff Testifies Before War Commission, Civil Georgia, Tbilisi / 29 Oct.'08 / 18:26.

[68] Сообщение ОК ССПМ №137 от 7 августа 2008 года.

[69] Из показаний  парламентской комиссии Грузии по изучению событий августа 2008 года З.Гогава (начальника Объединенного штаба Вооруженных сил Грузии) 28 октября 2008 года. Эти признания Гогава активно сопровождает очевидной дезинформацией: (а) о «полном контроле» Грузии над Цхинвали с 8 и вплоть до 10 августа (даже Якобашвили сообщит о первом «взятии на четыре с половиной часа»); (б) о решении овладеть  Цхинвали для «создания коридора в Кехви» (как будто в его распоряжении не было дороги Эредви-Курта, новой дороги Хеити-Кехви или занятой линии Тбет-Монастери); (в)  о том, что грузинская операция была «операцией мобильной обороны, а не операцией нападения»  и т.д. Однако показания Гогава позволяют определить, кто именно был автором дезинформации о вошедших «в Рокский тоннель русских силах» и являлся инициатором «готовности №1» 7 августа [перевод с грузинского]: «At 2pm when we announced  readiness number one we possessed unconfirmed informationwe had not time for doubting about that informationthat there were Russian forces in the Roki Tunnel. This information was provided by the Interior Ministry’s counter-intelligence service. This information was the reason why we announced the readiness number one». (Chief of Staff Testifies Before War Commission, Civil Georgia, Tbilisi / 29 Oct.'08 / 18:26.). 

[70] См.  аналитический материал, подготовленный ген.Каркарашвили, и опубликованный в журнале Квирис Палитра (http://www.kvirispalitra.ge). Ч.2.  Гия Каркарашвили называет эту операцию «приказом об отражении вероятной русской агрессии», не видя явного противоречия с теми данными и свидетельствами, которые он сам собрал, изучая подготовку и логику проведения операции.

[71] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/sps/3E52FF15ABEB5A08C32574C90026E89B. Сообщение ОК ССПМ №137 от 7 августа 2008 года.

 [72] http://www.novosti.ge/geo1/20080807/42291761.html

[73] http://www.civilgeorgia.ge/eng/article.php?id=18905&search= (обратный перевод с англ.).

[74] (http://tbilisi-times.com/blog3/?p=213#more-213).

 [75] http://www.civilgeorgia.ge/eng/article.php?id=18924&search=. Важно, что в последующем эти столкновения в районе  Нули-Убиат  и информация об их жертвах днем 7 августа (шестеро убитых с грузинской стороны) будут использованы грузинской стороной как одно из «обоснований» для начала операции «по восстановлению конституционного порядка». Жертвы  боестолкновений на Нульских высотах, происшедших около 16.00-17.00 часов, т.е. до объявления вечером 7 августа президентом Грузии Саакашвили о прекращении огня и о начале мирных переговоров, будут упомянуты грузинскими официальными СМИ в период 21.45-22.30  7 августа так, как будто это только что случилось, и якобы является свидетельством нарушения осетинской стороной прекращения огня. См., например, сообщения агентства Civil.Ge  (http://www.civilgeorgia.ge/rus/article.php?id=17137&search=) или агентства  InterPressNews (http://www.interpressnews.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=150&info_id=234162).

Источником этой лжи (см. также информацию http://www.civilgeorgia.ge/rus/article.php?id=17141&search= и http://www.civilgeorgia.ge/rus/article.php?id=17144&search=) неизменно окажется  МВД Грузии, что позволяет говорить об активной роли этого ведомства в информационном прикрытии операции «Чистое поле». См. сообщения МВД Грузии о «бомбардировках» Приси и Тамарашени  http://www.police.ge/en/curview.aspx?newsid=31659&categoryid=1 и http://www.police.ge/en/curview.aspx?newsid=31660&categoryid=1.

 Еще один источник грузинской военной пропаганды будет в последующем настойчиво тиражировать мифы о «нарушениях осетинами прекращения огня». Причем, подтверждение этих «нарушений» – анекдотическое:   «осетинское празднование по поводу взятия Нульской высоты» («отмечали в 20.34» – какая точность!) подается в качестве самого факта осетинской атаки на Нульской высоте, осуществленной якобы в этот период прекращения огня (см. Латынина Ю. 200 км  танков. О российско-грузинской войне. Ч.3. Ежедневный журнал. 21 ноября 2008 года). 

 [76] http://www.novosti.ge/geo1/20080807/42291761.html

[79] Chief of Staff Testifies Before War Commission, Civil Georgia, Tbilisi / 29 Oct.'08 / 18:26.

[80] Amnesty International. Civilians in the Line of Fire. The Georgia-Russia Conflict. 2008. P.29.

[81] http://www.civilgeorgia.ge/eng/article.php?id=18927&search=. Обратим внимание, что это сообщение - грузинского источника. В последующем факты эвакуации грузинского населения, проводимой до начала военной операции в ночь на 8 августа, будут отрицаться грузинской стороной. И не только грузинской: будет  привычно «избирательна» в своей квазиинформативной  аналитике журналист Ю.Латынина, утверждающая, что «…грузины не объявляли эвакуации. Беженцы из Никози, Эргнети, Каролети, с которыми я беседовала, покидали села только после интенсивных российских бомбежек, начавшихся утром 8-го числа»  (200 км  танков. О российско-грузинской войне. Ч.2. Ежедневный журнал. 20 ноября 2008 года).   

 [82] «Вечером к журналистам вышли Попов, Кулахметов и сопредседатель СКК от Южной Осетии Борис Чочиев. Они сообщили радостную новость: стороны достигли согласия, на следующий день в 13.00 при посредничестве России состоится встреча Якобашвили и Чочиева, а до этого времени действует режим полного прекращения огня с обеих сторон» (Перевозкина М. Ужасы войны глазами очевидца: Собкор НГ вместе с другими журналистами пережидала бомбежку в подвале гостиницы "Алан", 11 августа 2008 // Независимая Газета, 14 августа 2008).

 [83] В последствии Якобашвили станет заявлять о том, что 7 августа «сепаратисты отказались вести переговоры», а также что и «русские отказались вести переговоры» (http://smr.gov.ge/ge/press_office/interviews/interviews). Это заявление госминистра Грузии является преднамеренной ложью, - если учесть ту договоренность, что была достигнута Ю.Поповым в Цхинвали о проведении трехсторонней встречи,  и информированность об этом грузинской стороны.

[85] http://www.civilgeorgia.ge/rus/article.php?id=17150

 [86] См. Ссылка об этом Peter Finn “A Two-Sided Descent into Full-Scale War,” The Washington Post, August 17, 2008, p. A1.

[88] http://www.civilgeorgia.ge/rus/article.php?id=17137&search. На следующий день глава аналитического департамента МВД Грузии Ш.Утиашвили заявит корреспонденту газеты Коммерсантъ: «весь вечер осетинские подразделения стреляли из тяжелых вооружений по двум нашим селам — Авневи и Тамарашени. Села серьезно пострадали. Стало ясно, что подразделения Кокойты не прекратят стрельбу и что у нас большие жертвы — 10 человек было убито и 50 ранено. После этого невозможно было не ответить. Мы должны были начать операцию, чтобы защитить своих граждан» (http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1009540).

 [89] http://www.civilgeorgia.ge/rus/article.php?id=17144&search, http://www.police.ge/en/curview.aspx?newsid=31659&categoryid=1. В то время как информагентства сообщают об «обстрелах» без излишней детализации, сайт самого МВД Грузии говорит именно об артиллерийских обстрелах [intensive shelling].

[90] http://www.mfa.gov.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=461&info_id=7158&date=2008-08-07&new_month=08&new_year=2008

 [91] Посол РФ по особым поручениям Ю.Попов прибыл в Цхинвали в 18.00.

 [94] Первая миротворческая война. Коммерсантъ, 9 августа 2008 года.

[97] Эти невольные свидетельства военных преступлений  руководства Грузии окажутся на экранах многих телекомпаний. Однако,  и политическая элита Грузии, и ее интеллектуальная элита «на голубом глазу» будут убеждать мировое сообщество, что обстрелы Цхинвали из установок «Град»  - это-де  «постановочные кадры» (см, например, интервью классика грузинского кино О. Иоселиани украинскому еженедельнику «2000»: «никто никогда не бомбил спящий Цхинвал!... вам все постановочные кадры показывают» (http://2000.net.ua/c/60042?p=1). 

 Тем не менее, в докладе Amnesty International признается: «The Georgian authorities informed Amnesty International that GRAD rockets were employed in the assault on Khetagurovo, and to target three locations in Tskhinvali itself…Many missiles that missed their target consequently landed in civilian areas causing considerable damage to private houses and resulting in numerous civilian casualties. Amnesty International representatives observed extensive damage to civilian property in a radius of 100-150m from these points, particularly in the south and south west of the town, highlighting the inappropriateness of the use of GRAD missiles to target these locations. Amnesty International representatives also observed damage caused by GRAD missiles during the night of 7 August in built up areas at least half a kilometre from these areas. Thaelmann Street, in the eastern part of the town was particularly severely hit, with a row of 10 houses stretching over 50m almost completely destroyed. Other streets to have been struck by an array of artillery fire, including GRAD missiles, include Lenin Street, Pobeda Street, Geroev Street, Kalinin Street and Komarov Street» // Amnesty International. Civilians in the Line of Fire. The Georgia-Russia Conflict. 2008. P. 26.

[99] http://ru.youtube.com/watch?v=ue0VdjXuWVE&feature=related

[100] Kviris Palitra, August 25, 2008. Цитируется по:[“Georgian artillery inflicted 'heavy losses' on Russians,” BBC Monitoring, August 25, 2008].

203-мм неразорвавшийся снаряд «Пиона», который разрушил 2-х этажный дом в Цхинвали, будет показывать российскому ТВ 12 августа хозяин дома. 

[101] Georgia Decided to Restore Constitutional Order in S.Ossetia’ http://www.civil.ge/eng/article.php?id=18941.

 [102] http://www.lenta.ru/news/2008/08/08/peacemakers/.

 [103] http://www.novosti.ge/geo1/20080807/42291254.html

[104] http://www.novosti.ge/geo1/20080807/42291434.html

[105] http://www.novosti.ge/geo1/20080807/42292010.html

[107] http://www.civilgeorgia.ge/rus/article.php?id=17157

 [108] http://www.timesonline.co.uk/tol/news/world/europe/article5114401.ece/  (Что касается свидетельств сотрудников ОБСЕ о грузинском обстреле Цхинвалисвидетельствует Райан Грист (Grist) - “It was clear to me that the [Georgian] attack was completely indiscriminate and disproportionate to any, if indeed there had been any, provocation. The attack was clearly, in my mind, an indiscriminate attack on the town, as a town.”

[109] http://www.hs.fi/english/article/Finnish+observer+experienced+first+bombardments+in+Georgia+war+/1135239123728.

 [110] http://daccessdds.un.org/doc/UNDOC/PRO/N08/454/60/PDF/N0845460.pdf?OpenElement. Будет упорствовать в своей лжи об осетинских артиллерийских обстрелах и Якобавшили, который заявит на слушаниях в Парламенте Грузии 27 октября: «осетинские формирования специально установили свои артиллерийские установки вблизи штаба миротворческих сил и оттуда обстреливают грузинские села, чтобы вызвать ответный огонь грузинских войск по позиции миротворцев» (http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1048612).

 [111] Ariel Cohen, James Jay Carafano, Russian Forces in the Georgian War: Preliminary Assessment and Recommendations. WebMemo #2031, August 20, 2008 (http://www.heritage.org/research/RussiaandEurasia/wm2031.cfm). Надо полагать, г-н Коэн оказался излишне тороплив в своей пафосной апологии решений президента Саакашвили об операции «Чистое поле» и «тушении пожара в Южной Осетии». Сегодня г-н Коэн предпочтет, видимо, не вспоминать о «Чистом поле» (как не хотят вспоминать ее авторы). Удобнее говорить об «отражении Грузией российской агрессии». 

 [112] Этот тезис о «бомбардировках сел» как причине атаки на Южную Осетию тиражируется грузинскими властями бесчисленное количество раз (напр. выступление М.Саакашвили на телеканале France 24, 13 ноября 2008).

[117] Senior MoD Official Testifies Before War Commission //Civil Georgia, Tbilisi / 28 Oct.'08 / 15:35; http://www.lenta.ru/news/2008/10/27/kurashvili/.

Следует отметить, что грузинские власти, меняя свою PR-версию войны (с «установление конституционного порядка – на «реакция на вторжение России») и списывая все на «контуженного Курашвили», запамятовали, что «контуженным» был не один Курашвили. Утром 8 августа премьер Грузии Гургенидзе отчетливо определил те же официальные цели военной операции – «противодействие сепаратистским силам Южной Осетии». Ближе к обеду 8 августа президент Грузии Саакашвили заявит о том, что операция началась «в ответ на бомбардировки со стороны сепаратистов». Исключительное присутствие версии о «восстановлении конституционного порядка» очевидно и по материалам грузинских СМИ. Красноречиво об этом в материале  «Решение, принятое в силу железной необходимости» // газета «24 Саати», Тбилиси,  8 августа (Сокращенная версия: http://www.pankisi.info/media/?page=ge&id=13371). См. также доклад Amnesty International от 12 августа 2008 года, где, в частности говорится: «Georgian troops launched what appears to have been a coordinated military offensive against the capital of South Ossetia, Tskhinvali, with the Georgian President Mikhail Saakashvili emphasizing the need "to restore constitutional order" over the region.» (http://www.amnesty.org/en/news-and-updates/feature-stories/russia-and-georgia-background-conflict-20080812)

[118] 12-14 августа  жительница Тбилиси Марина Габашвили и ее коллеги-учителя собрали свидетельства у грузинских беженцев из Южной Осетии, находящихся  школах Тбилиси. Обратим внимание на одно их них.

[Перевод с грузинского] Tsitso Otinashvili, aged 64: «We left our village Kekhvi, situated above Tskhinvali, on August 9 at 3 o'clock. We expected all to calm down. When we saw the airplanes we thought they were of Georgian side. There was no police, no statement or warning to leave the gorge. We stayed in the informational vacuum for 4 days. And then the bombings started, horrible continuous bombings on 8th and 9th, it was terrible. It was the Russian airplane with red stars. They shot not only from the airplanes but from all weapons at their disposal. The shootings were continuous, they shot non-stop. Then the situation deteriorated and grew into the demolition. The civilian buildings are destroyed. They mainly targeted the populated areas». (http://www.ireport.com/docs/DOC-61436)

А вот несколько более поздний русский перевод этого же свидетельства, тиражируемый из грузинских источников:

Цицо Отинашвили: «9 августа около 3х часов дня мы вышли из села. Наше село находится недалеко от Цхинвали. До того, как покинуть село, мы 4 дня провели в подвале [в оригинале – 4 дня провели в информационном вакууме]. На наш дом упала бомба, после чего мы спустились в подвал, где были абсолютно изолированы от внешнего мира и не имели никакой информации. Над головой постоянно летали самолеты, сначала мы думали, что это наша авиация, ведь нас никто не предупреждал, что надо бежать из села. 7, 8 и 9  августа были ужасные бомбежки, которые не кончались. Это были российские самолеты, на корпусе самолетов была красная звезда. Стреляли не только с самолетов, но и из всех видов оружия. В результате стрельбы были разрушены все дома. Стрельба велась в основном по плотно-населенным районам»  (http://times.liga.net/articles/gs013808.html)

Иначе говоря, «редактор нового перевода» добавляет к словам свидетельницы, ставшей жертвой этой войны, важную и нужную ему деталь – одну лишнюю цифру и лишний день бомбежек (7 августа). Кроме того, вместо «мы были 4 дня в информационном вакууме» появляется «мы были 4 дня в подвале, после того как в дом попала бомба», - тем самым утверждая, что «бомба упала» 5 августа.

[119] Georgia Offers Fresh Evidence on War’s Start

 (http://www.nytimes.com/2008/09/16/world/europe/16georgia.html?_r=1&oref=slogin)

 [120] http://www.inopressa.ru/nytimes/2008/09/16/11:12:40/georgia

[121] Для удостоверения этого факта достаточно познакомиться с картой покрытия сигнала в этом районе на сайте самого оператора мобильной связи Магти (http://www.magtifix.ge/upics/file/kartli.jpg). Можно, конечно, предположить, что эта карта, на которой Рокский тоннель весьма далек от зоны покрытия, есть  карта устойчивого сигнала, и в Роки неустойчивый сигнал  мог приниматься. Но возникает вопрос – зачем службам Южной Осетии пользоваться сигналом грузинского оператора, который вероятно осуществляет прослушку и который, к тому же, не обеспечивает устойчивой связи по территории Южной Осетии. И еще один вопрос – каким образом мог состояться разговор между двумя абонентами Магти в зоне слабого или отсутствующего сигнала, особенно после того, как соответствующая  мачта Магти, расположенная  близ Гори, оказалась выведена из строя? См. сообщение об этом Рустави-2 от 7 августа в 17.51

 (http://rustavi2.com/news/news_textg.php?id_news=27303&pg=1&im=main&ct=0&wth=).

Принимая во внимание признания министра внутренних дел Грузии Мерабишвили на слушаниях в парламентской комиссии Грузии, что именно он снабдил Совет Безопасности Грузии данными о якобы перехваченных телефонных переговорах, становится очевидным, что именно руководство МВД Грузии является ответственным за подталкивание политического руководства страны к принятию решения о начале военной операции против Южной Осетии.

 [122] Разведка США подтверждает правоту позиции России по ЮО — конгрессмен // РИА Новости, 9 сентября 2008 (http://www.rian.ru/world/20080909/151121908.html)

[123] 10 ноября американский журнал «Business Week» утверждает: «пока что ни один независимый источник не подтвердил заявление Саакашвили о том, что 7 августа сначала российские войска пересекли границу, и только затем Грузия развернула наступление. Особенно странно то, что во время конфликта грузинские власти об этом вообще не упоминали, а целью своих действий называли „восстановление конституционного порядка“ в Южной Осетии» http://www.businessweek.com/globalbiz/blog/europeinsight/archives/2008/11/the_russia-geor.html

Возврат к списку новостей




 
04.04.2011  Россия удовлетворена отказом Гаагского суда рассматривать жалобу Грузии
02.03.2010  Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провел рабочую встречу с президентом Республики Северная Осетия-Алания Т.Д.Мамсуровым
24.02.2010  Хаджимба: Нельзя винить одного Саакашвили
04.02.2010  Чиновников Северной Осетии обучат работе в Интернете
01.06.2009  Явка на выборах депутатов Парламента Республики Южная Осетия составила 81,93%. В Парламент прошли три политические партии.
06.02.2009  Грузия попросила у Украины запрещенные мины-ловушки
29.10.2008  ЕС предлагает направить часть донорской помощи Грузии в Южную Осетию
29.10.2008  Начальник ОШ ВС Грузии рассказал о событиях августа
29.10.2008  Для безопасности в Ю.Осетии и Абхазии нужны бригады войск - МИД РФ
29.10.2008  Южная Осетия выплатила Грузии задолженность за газ
© 2006 Исследовательский центр Charta Caucasica