Исследовательский центр Charta Caucasica
      Главная / Статьи
Новости
Статьи
Беслан
Краеведение
Хронология
Статистика
Документы
Паноптикум
Юмор и сатира
Фотогалерея
О нас
 

Владислав Шурыгин: Генштаб сидел на чемоданах, а дело решили три новые «СУшки»

Версия для печати Версия для печати
14.10.2008 

– Владислав Владиславович, прошло почти два месяца после начала агрессии режима Саакашвили против Южной Осетии. Улеглась первая эйфория победы, проявились истинные масштабы проблем, которые выявил российско-грузинский конфликт. В том числе и проблем чисто военного характера. Вы уже говорили, что судьбу этого конфликта решили считанные часы, что российская армия «уложилась» в единственно возможный временной и ситуативный коридор и что это – показатель качества работы наших военных. Изменилась ли эта точка зрения под воздействием новой информации, ставшей доступной за последнее время?

– Нет, не изменилась. Армия была готова к этому конфликту, что и доказала всеми своими действиями. А вот Министерство обороны, к сожалению, готово не было. Достаточно сказать, что начало войны застало ключевые Главное оперативное управление (ГОУ) и Главное организационно-мобилизационное управление (ГОМУ) в прямом смысле слова на улице. В этот день, выполняя строжайшую директиву министра обороны, они занимались переездом. Десяток «КамАЗов» выстроился у подъездов, и в них грузилось упакованное в ящики и узлы имущество двух главных управлений Генерального штаба.

Новость о том, что Грузия начала военную операцию против Южной Осетии, многие офицеры узнали лишь из утренних выпусков новостей. К этому моменту функционировавшая бесперебойно больше сорока лет система оповещения была демонтирована. Дежурных в управлениях и службах просто не было, так как дежурить было негде. Оповещать офицеров было некому.
Поэтому ни о каком прибытии по тревоге офицеров и немедленном «включении» ГОУ или ГОМУ в ситуацию речи идти не могло. Включаться было некому и негде.

Случайное совпадение? Нет. Я могу с полной уверенностью утверждать, что грузинская сторона заранее знала об этом и включала данную ситуацию в свои расчеты. Более того, ей было известно и то, что ГОУ уже два месяца работало практически без руководства. Бывший начальник ГОУ генерал-полковник Александр Рукшин был в начале июня уволен, новый не назначен, а исполняющий обязанности начальника ГОУ первый заместитель Рукшина генерал-лейтенант Валерий Запаренко совмещал сразу несколько должностей, что не могло не отразиться на работоспособности ГОУ.

Тут, как говорится, должны были возникнуть вопросы, но они не возникли – видимо, победа все списала. Так что теперь не то что решения, но даже постановки этих вопросов придется ждать до следующего конфликта, который, судя по всему, окажется куда менее благоприятным для России.

– Вы имеете в виду степень халатности Минобороны, включая соблюдение режима секретности?

– Я имею в виду, что ситуация, когда офицеры и генералы Генштаба не имеют закрытой связи с войсками и ведут переговоры со своими коллегами из Северно-Кавказского военного округа по личным «мобильникам», – недопустима.

Я имею в виду, что ситуация, когда рабочие группы ГОУ размещаются в гримерках, раздевалках, за сценой, в спортивном зале и даже в оркестровой яме концертного зала бывшего штаба Объединенных сил Варшавского Договора, – недопустима. Я имею в виду, что ситуация, когда уволенного министром обороны начальника ГОУ должен уговаривать вернуться на службу лично премьер-министр Владимир Путин, – недопустима.

Я имею в виду, что закрывать на все это глаза – недопустимо.

Точно так же недопустимо, чтобы реально судьбу конфликта решали всего-навсего три экспериментальных образца новейших Су-34 с экипажами, укомплектованными летчиками-испытателями. Только они оказались в состоянии преодолеть и подавить оснащенную современной американской и израильской военной техникой грузинскую систему ПВО и обеспечить нашей армии полное господство в воздухе, которое воспрепятствовало дальнейшей эскалации и интернационализации конфликта.

До этого мы потеряли четыре самолета: два Су-25, один Ту-22М3 и один Су-24. Недопустимо, чтобы наши военные летчики пользовались купленными в обычном магазине приборами американской GPS, скотчем приматывая их к штурвалам своих самолетов. Недопустимо, чтобы наши танки шли на войну без «активной брони» и в результате горели, как спичечные коробки.

– В печати уже не раз высказывались мнения, что грузинская агрессия была своеобразной «разведкой боем», а югоосетинская кампания – аналогом первого периода Крымской войны. Когда русский флот привычно громил турок, но затем в дело вмешались передовые военные державы того времени, что обернулось крупнейшим геополитическим поражением России в XIX столетии. Вы тоже упомянули о возможности нового военного конфликта, куда более серьезного и тяжелого для России. Где он, по-вашему, может разразиться, откуда ждать беды?

– Вариантов тут несколько, не исключая второе издание грузинской авантюры. Наше согласие с «планом Саркози» полностью реабилитировало Михаила Саакашвили, превратило его из проигравшего войну авантюриста, как минимум, в респектабельного потерпевшего, парадоксальным образом укрепило его внутриполитические позиции. В Грузию потоком пошла финансовая и военно-техническая помощь Запада. Но, полагаю, новым «направлением главного удара» станет, скорее всего, Украина, где в аналогичном «спасении» сегодня остро нуждается другой ставленник Вашингтона – Виктор Ющенко. Стремительно теряя свой и без того невеликий авторитет, он вполне может решиться на «силовой сценарий», в том числе роспуск Верховной рады и отставку правительства, после чего «президентская вертикаль», включающая власть на местах, Минобороны и СБУ, может попытаться не допустить проведения новых выборов.

И тут – печально говорить, но это так – самым эффективным вариантом выглядит провоцирование конфликта с Россией: например, через провокации в Крыму, которые затронут не только гражданское население полуострова, но и Черноморский флот РФ.

Впрочем, здесь риски для США запредельно велики: Украина – не Грузия, здесь большая часть населения все еще полностью или в значительной мере ассоциирует себя с Россией, армия – не контрактная, поэтому воевать против нас всерьез могут разве что сторонники «западенцев». И дело – в случае столь же жесткой позиции политического руководства России – закончится быстрым крахом современной украинской государственности в целом и новым воссоединением двух братских народов в едином государстве.

Поэтому куда более перспективное направление усилий наших так называемых «геополитических партнеров» – российский Северный Кавказ. Где еще жива не только память о чеченском прецеденте, но и существуют все социально-политические условия для его возобновления в еще более широком формате. С этой точки зрения недавнее убийство в Москве Руслана Ямодаева выглядит очень тревожным симптомом.

С военным экспертом Владиславом ШУРЫГИНЫМ беседовал Дмитрий ВЛАДЫКИН

"Союзное Вече"


Возврат к списку новостей




 
04.04.2011  Россия удовлетворена отказом Гаагского суда рассматривать жалобу Грузии
02.03.2010  Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провел рабочую встречу с президентом Республики Северная Осетия-Алания Т.Д.Мамсуровым
24.02.2010  Хаджимба: Нельзя винить одного Саакашвили
04.02.2010  Чиновников Северной Осетии обучат работе в Интернете
01.06.2009  Явка на выборах депутатов Парламента Республики Южная Осетия составила 81,93%. В Парламент прошли три политические партии.
06.02.2009  Грузия попросила у Украины запрещенные мины-ловушки
29.10.2008  ЕС предлагает направить часть донорской помощи Грузии в Южную Осетию
29.10.2008  Начальник ОШ ВС Грузии рассказал о событиях августа
29.10.2008  Для безопасности в Ю.Осетии и Абхазии нужны бригады войск - МИД РФ
29.10.2008  Южная Осетия выплатила Грузии задолженность за газ
© 2006 Исследовательский центр Charta Caucasica