На главную страницу Логотип компании

Интервью Президента Российской Федерации Д.А. Медведева телеканалу РАИ


02.09.2008 

Дж.РИОТТА: Господин Медведев, после конфликта в Грузии некоторые европейские страны, а также Соединённые Штаты Америки высказывались за принятие мер против России. Однако Евросовет решил подождать, не принимать какого-либо решения. Тем не менее отношения между Россией, Европой и Соединёнными Штатами Америки находятся на самом худшем уровне за последние годы. Как Вы считаете, кто в этом виноват?

Д.МЕДВЕДЕВ: Во всяком случае, не мы. Что касается отношений между Российской Федерацией и блоком НАТО, то, наверное, сейчас у нас не самые простые отношения, хотя их не надо драматизировать. И все призывы к тому, чтобы ограничить сотрудничество между Российской Федерацией и Североатлантическим альянсом, как мне представляется, носят обоюдоострый характер. Если говорить откровенно, они в большей степени ударят по государствам НАТО. Я уже говорил на эту тему. Мы не видим ничего драматического, ничего сложного в том, чтобы эти отношения приостановить, если так желают наши партнёры. Но, как мне представляется, наши партнёры потеряют больше.

Что же касается отношений между Россией и Евросоюзом, то решение Совета Евросоюза, которое было принято вчера, показывает две вещи. Во-первых, далеко не все действия, предпринятые Россией, понятны членам Евросоюза. И нас это, естественно, заботит. Но считаю, что мы свою позицию сможем объяснить. И то, что мы сделали, сделано определённым образом для достижения благих целей. С другой стороны, те решения, которые были приняты, показывают, что значительная часть государств Евросоюза настроена на конструктивное сотрудничество; не видит необходимости в том, чтобы обострять эти отношения. И на этот раз здравый смысл и определённая логика, которые были вчера проявлены, возобладали.

Дж.РИОТТА: Премьер-министр Владимир Путин в интервью «Си-Эн-Эн» сказал, что считает, что американские представители присутствовали в Грузии во время конфликта, чтобы как-то оказать влияние на американские выборы. 26 августа Вы заявили о том, что возможен военный ответ на строительство ПРО в Европе. Должны ли мы бояться какого-либо противостояния, которого не было даже в годы «холодной войны»?

Д.МЕДВЕДЕВ: Во-первых, в отношении присутствия американских советников или специалистов на территории Грузии. Это медицинский факт. Соединённые Штаты Америки активно помогали Грузии выстраивать свою военную машину, накачивали её деньгами и вооружениями. К сожалению, в какой-то момент выдали господину Саакашвили карт-бланш на любые действия, в том числе и военные. Всё это воплотилось в агрессию, которая была осуществлена в ночь с 7 на 8 августа. Это очень печально, и я считаю, что в этой ситуации нашим американским партнёрам пора переоценить свои отношения с действующим режимом хотя бы потому, что он привёл Грузию к очень сложному положению, внёс очень серьёзную дестабилизацию, развязал агрессию, в результате которой погибло много людей.

Теперь в отношении ситуации в Европе. Но я просил бы наших уважаемых партнёров обратить внимание на то, что это не мы расширяем границы военного присутствия в Европе. Это НАТО делает. Это не мы новые базы создаём. Это НАТО создаёт новые базы. Это не мы размещаем новые противоракеты. Это делает НАТО. Россия в течение последнего времени практически не предпринимала никаких ответных шагов на эту тему. Мы, наоборот, находились в постоянном диалоге, говорили: зачем вам это нужно? Но уж если решение о размещении ракет принято, если радар будет включён, нам придётся на это реагировать, потому что никаких разумных объяснений, во имя чего это делается, нам представлено не было. Но от этого, и здесь Вы абсолютно правы, уровень безопасности в Европе не становится выше.

Дж.РИОТТА: После конфликта в Грузии некоторые страны, которые граничат с Россией, в частности речь идёт о странах Балтии, Молдавии, Украине, высказали свои озабоченности. Также принимая во внимание последнее развитие событий, строительство американской ПРО в Чехии и Польше, как Вы будете отвечать на эти озабоченности своих ближайших соседей?

Д.МЕДВЕДЕВ: Мы не будем отвечать ни на чьи озабоченности. Мы хотели бы ответа на свои озабоченности расширением НАТО и появлением нового количества вооружений вокруг России. Что касается наших партнёров, то, если говорить о Прибалтике, мне кажется, у них «фантомные боли». Никто им не угрожает. Это просто способ поддерживать политические элиты в «слегка возбуждённом» состоянии.

Украина – отдельная тема. Мне кажется, что у нашего ближайшего соседа сегодня есть отличный шанс ответить себе на один простой вопрос: каким образом обеспечить свою безопасность? Если они считают, что этот способ обеспечения безопасности состоит в присоединении к НАТО, то пусть делают так, чтобы украинское население проголосовало на референдуме за вступление Украины в НАТО. А то ведь какая-то кулуарная работа ведётся, документы какие-то подписываются, а украинский народ за это пока не высказывался. Где же демократия?

Ну и, наконец, по Молдавии. Я считаю, что это совсем другая ситуация. Не так давно приезжал Президент Владимир Воронин. Мы с ним обсудили ситуацию, связанную с приднестровским урегулированием. Мне кажется, есть хорошие шансы выйти на решение этого вопроса. Я буду встречаться и с приднестровской стороной, буквально завтра. Так что это отдельная тема, где Россия готова оказывать свои посреднические услуги.

Дж.РИОТТА: Некоторые на Западе начали говорить о том, что Россия должна быть исключена из «большой восьмёрки». Тем не менее необходимо принимать во внимание то, что российская товарно-сырьевая биржа отреагировала на эту ситуацию. Говорили, что некоторые большие инвесторы на Западе также остались не удовлетворены. Не боитесь ли, что Россия должна будет заплатить за этот конфликт также с точек зрения экономической и финансовой?

Д.МЕДВЕДЕВ: «Восьмёрка» без России практически недееспособна, потому что «восьмёрка» может принимать какие-то решения только в том случае, когда она отражает мнение ведущих политических игроков нашей матушки-Земли. Поэтому мы не боимся никаких исключений из «восьмёрки». Более того, мы считаем, что даже действующая «восьмёрка» не способна решать ряд вопросов без привлечения других государств, почему во время «восьмёрки» и происходят различного рода расширенные форматы. И в этом смысле никаких иллюзий быть не должно. Мы нужны друг другу. Призывы, которые раздаются, я объясняю исключительно избирательными технологиями, желаниями подогреть собственный рейтинг на фоне какого-то конфликта: если мало Ирана, давайте возьмёмся за кавказскую тему. И, кстати, последние события это подтверждают. Хотя я не сторонник конспирологических теорий.

Что касается экономики, то, конечно, всякая экономика страдает во время конфликтов. Но если говорить о фондовых показателях, то они в значительно большей степени страдают не из-за кавказского конфликта, а из-за состояния крупнейшей экономики мира – из-за состояния американской экономики. Я уже говорил своим американским партнёрам: надо, чтобы они лучше зафиксировались в этой сфере, начали заниматься возрождением собственной ипотечной системы, постарались добавить ликвидность на финансовом рынке, просто следили бы за фондовыми показателями, потому что война, как правило, не улучшает ситуацию. В том, что происходит у нас на фондовом рынке, 80 процентов вклада тех негативных процессов, которые идут в Америке и в других системообразующих местах. И только 20 процентов, может быть, это последствия тех проблем, которые возникли.

Дж.РИОТТА: Господин Президент, Вы являетесь Верховным Главнокомандующим. Не могли бы Вы объяснить нашим слушателям, каково разделение ролей между Вами и премьер-министром Владимиром Путиным?

Д.МЕДВЕДЕВ: Это разделение ролей основано на Конституции, там зафиксированы обязанности Президента и премьера, не так, как в Италии. Италия – парламентарная республика, Россия – президентская республика. У Президента колоссальная власть, в том числе и право принимать решение по использованию Вооруженных Сил. Это моя ответственность, и в определённых ситуациях мне приходится принимать такие решения.

Дж.РИОТТА: Для решения кризиса в Грузии Италия предложила провести посредническую конференцию в Риме. В одном из интервью как раз нашей телевизионной программе нашего информационного канала Президент Грузии Михаил Саакашвили уже выразил согласие на своё участие. Вы приедете в Рим для того, чтобы обсуждать вопросы мира?

Д.МЕДВЕДЕВ: Во-первых, мне бы хотелось сказать, что Италия во время этого конфликта традиционно занимала в целом сбалансированную, разумную позицию, в том числе и в ходе проведения последнего саммита Евросоюза, за что мы нашим итальянским партнёрам благодарны.

Во-вторых, мы, конечно, готовы к обсуждению самых разных вопросов на конференциях, на других международных площадках, но при этом хотели бы, чтобы международное сообщество помнило, кто начал агрессию [против Южной Осетии], кто несёт ответственность за гибель людей и какую цену пришлось за это заплатить. Что касается грузинских властей – для нас действующий режим обанкротился, Президент Михаил Саакашвили для нас не существует, он «политический труп». Но мы готовы к тому, чтобы обсуждать самые разные вопросы, в том числе и постконфликтного урегулирования в этом регионе.

Дж.РИОТТА: Спасибо, господин Президент.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Сайт Президента России

Возврат к списку новостей



Работает на «Битрикс: Управление сайтом» © «Битрикс», 2001-2006