На главную страницу Логотип компании

Максим Соколов: "Оружие с иммунитетом"


22.08.2008 

Вооружение союзника всегда таит в себе опасность, что поставленная ему амуниция будет использована не союзником, а неприятелем. Летом 1941 г., когда англосаксы думали о военных поставках СССР, их сильно тревожило то соображение, что в случае быстрого краха СССР военная техника достанется совсем не тому, кому надо. Такая боязливость была связана с тем, что тогда англосаксы исходили из того положения международных конвенций (доселе никем не отмененных), что захваченные в ходе боевых действий средства ведения войны являются законным военным трофеем, и возражать против этого бессмысленно. Кроме того, они полагали, что средства ведения войны могут быть произведены где угодно и поставлены кем угодно, но в момент конфликта они принадлежат исключительно той державе, которая ведет боевые действия, - и более никому.

Теперь возобладало новое политическое мышление, в рамках которого пресс-секретарь Белого дома Г. Джондро потребовал от России немедленно возвратить захваченное в Грузии американское военное оборудование. Очевидно, здесь та идея, что, согласно Гаагской конвенции, можно "завладевать складами оружия, перевозочными средствами, магазинами и запасами провианта и вообще всей движимой собственностью государства, могущей служить для военных действий" - с тем, однако, строгим изъятием, что если средства ведения войны являются даром американского народа, их надлежит неукоснительно вернуть американскому народу, а уж он их вернет туда, куда сочтет нужным. В развитие этой логики следует, что, если на пушках, подаренных американским народом, неприятель вынул замки и поломал прицелы, пресс-службе Белого дома следует строго потребовать немедля вернуть замки и починить прицелы.

Такое обогащение международного права скорее всего связано с тем, что верный союзник грузинского президента находится в состоянии либо запредельной самоупоенности, либо запредельной затравленности. При некоторой разности этих состояний оба они могут порождать эффект крайней герметичности сознания, выражающийся в крайнем непонимании того, что ты сам говоришь. Слова Д. Буша "Грузия направила свои войска в Афганистан и Ирак, чтобы помочь им осознать преимущества свободы" проходят именно по такому разряду. Хотя и речи Д. Буша могут быть до известной степени назидательны. О том, сколь успешно Грузия помогла народам Афганистана и Ирака осознать преимущества свободы, известно по военным сводкам из этих стран. С связи с чем расчет на то, что Грузия замечательно поможет абхазам и осетинам осознать преимущества свободы, представляется чрезмерно оптимистическим.

Покуда американская администрация применительно к грузинской политике рассуждает в категориях свободы и только свободы, ширится и другой категориальный подход. Известный горячей приверженностью к либеральным и демократическим ценностям Запада б. товарищ министра народного просвещения РФ А.Г. Асмолов, в трудные 90-е гг. после издания под эгидой Минпроса поощренной им брошюры для школьников "Твой друг - презерватив" получивший от министерских чиновников идентичное прозвище, теперь вслед за газетой МО "Красная звезда" отдался психоаналитике. Что, впрочем, естественно, поскольку она является его первой специальностью. В рамках своей первой специальности А.Г. Асмолов установил, что у М.Н. Саакашвили "явное поведение, которое психологи называют точно и метко - аффект неадекватности. Саакашвили постоянно находится во власти аффекта неадекватности. За этим состоит притязание на многое и достижение малого, в результате ему приходится питаться своим собственным галстуком".

Вслед за чем бывшему товарищу министра стал вторить действующий министр иностранных дел Бельгии К. де Гюхт, заявив: "Принимать в члены НАТО страну, которая иногда проявляет себя путем не очень контролируемых действий, это само по себе рискованно". Тут назидательно наблюдать за тем, как героические образы борьбы за демократию уступают уже не столь героическим рассуждениям о свойствах нездоровой души. Следующим этапом могло бы стать широкое проникновение в политические массы совсем уже не героической народной мудрости "Бойся быка спереди, лошади сзади, а дурака со всех сторон".

Неверные союзники оказались большой проблемой не только для защищающего европейскую свободу М.Н. Саакашвили, но и для движения несогласных. Уровень непримиримо-оппозиционных проклятий по поводу нынешней военной кампании, а равно и всей российской политики, всего российского руководства превышает как минимум на порядок тот уровень, что наблюдался при расцвете маршей несогласных, однако даже разговоров о том, что неплохо было бы промаршировать, не наблюдается. Загадочная диспропорция может быть объяснена тем, что видный несогласный Э.В. Лимонов вспомнил о своем былом империализме (от которого он, впрочем, никогда и не отрекался) и заявил: "Я уверен, Саакашвили в эти дни необычайно популярен у себя в стране. Но он опасный циник, потому что погибли уже 1400 мирных жителей. Он тянет на военного преступника... Давно следовало присоединить Абхазию и Южную Осетию к России, потому что нам нужны южные земли, а с Грузией отношения все равно давно и безнадежно испорчены".

Для движения несогласных выступление Э.В. Лимонова имело однозначный смысл - "На антиипериалистические выступления, будучи сам империалистом, я вам политическую пехоту не дам". Иной вопрос, всем ли будет приятен такой нынешний империалистический союзник - тут возможны разночтения, но простейший эксперимент наглядно показал, что другой пехоты у несогласных просто нет. Чем и объяснялось непропорционально важное место писателя среди несогласных носителей светлых прозападных ценностей. Носители смиренно позволяли писателю вытворять что хочет - "Он здесь хозяин, это ясно" - и мучительно изощрялись в диалектике, изыскивая оправдание самым удивительным курбетам, поскольку над ними тяготело унылое "Надо терпеть, другой-то пехоты взять негде".

Хотя, конечно, возможности пехоты ограничены, и в споре булата со златом глава правительства г. Москвы Ю.М. Лужков в ответ на неистовые писательские клеветы против него и московских судейских применил традиционный способ "Не потерплю!" и "Разорю!" - независимый суд постановил взыскать с Э.В. Лимонова в пользу Ю.М. Лужкова 500 тыс. руб. Писатель ныне поет Лазаря и хочет начать сбор мелкой монеты (желательно достоинством в 50 коп. и ниже), чтобы умиротворить Ю.М. Лужкова возами денег. Тут перед нами случай, когда инициативу Э.В. Лимонова можно и поддержать.

Обезреватель Газеты "Известия" Максим Соколов

ИЗВЕСТИЯ.RU

Возврат к списку новостей



Работает на «Битрикс: Управление сайтом» © «Битрикс», 2001-2006