Исследовательский центр Charta Caucasica
      Главная / Статьи
Новости
Статьи
Беслан
Краеведение
Хронология
Статистика
Документы
Паноптикум
Юмор и сатира
Фотогалерея
О нас
 

Политизированная картография Кавказа (часть II)

Версия для печати Версия для печати
03.05.2007  Продолжение. Начало ЗДЕСЬ

(11) Карты-фальсификации.

 
Карты-фальсификации остаются относительной редкостью. Скорее можно говорить об акцентированных идеологических продуктах, граничащих с фальсификациями. Фальсификация может быть итогом общей композиции карты или же результатом отдельной «локальной неточности». 

 
Иллюстрация 30. Карта Азербайджана – этнические ареалы.[1]

 

 
Комментарий:

На карте территория государства Азербайджан показана сплошным цветом – без оттенков, которые могли свидетельствовать о наличии компактных ареалов расселения карабахских армян, татов, лезгин и талышей. Это - «политическая» штриховка, отражающая национально-государственную территорию Азербайджана. Однако, при этом параллельно используется «этническая» штриховка, чтобы показать ареалы расселения азербайджанцев за пределами их национального государства. В совокупности получается не то, чтобы фальсификация, но очевидное искажение реальности, а именно: «в пределах Азербайджана нет этнических меньшинств».

 
Иллюстрация 31. Фрагмент карты «Основные изменения этнической карты Кавказа после 1988 года».[2]

   

 

Комментарий:

Эту карту можно назвать фальсификацией отдельного локального сюжета. Карта, подготовленная в 1998 году на Географическом факультете Тбилисского университета в рамках солидного международного проекта, сообщает, в частности, что Цхинвальский, Джавский и Знаурский районы Южной Осетии – зона «этнической чистки, осуществленной против грузин».

 
Однако такое легендирование не соответствует действительности. Все села Цхинвальского и Джавского района с преимущественно грузинским (на 1990-92 гг.) населением[3] ныне остаются под контролем властей Грузии и пребывают на своем месте. Более того, после грузино-осетинского конфликта 1990-1992 годов эти села стали практически моноэтническими. Только лишились они именно своего осетинского населения.

 
Цель этой маленькой картографической дезы состоит в том, чтобы информационно сбалансировать антиосетинские погромы 1990-1992 года в Грузии (на карте представлены желтым ареалом и эвфемизмом «эмиграция осетин»). Чем сбалансировать? Утверждениями об этнических чистках против грузин в Южной Осетии. Международный читатель должен «правильно» оценить баланс между «чистками» (7-8 тыс. грузин из Южной Осетии) и «эмиграцией» (70-80 тыс. осетин из Грузии).

 
Иллюстрация 32. Карта «Советское вторжение в Грузинскую республику в 1921 году».[4]

 

Комментарий:

Первой позицией в легенде к карте значится: «границы Грузинской Демократической Республики, признанные Лигой наций в 1918 году». Эти границы окаймляют на карте и оранжевые области.

Представляется, что автор карты занимается подлогом: он выдает границы, фигурирующие в портфеле претензий грузинской делегации на международных форумах 1919 года, как границы якобы признанные на этих форумах. На эти, якобы международно-признанные (несуществующей в 1918 год Лигой наций) границы, на карте накладываются современные границы Грузии.[5] Метод «найдите различия» позволяет недвусмысленно и без лишних слов указать грузинскому школьнику на отторгнутые территории. Здесь не нужно особое легендирование - все понятно без слов...

 
(12) Идеологически нагруженная легенда

 
Данный метод стоит в том, что с помощью легенды или используемых на самой карте надписей читателю сообщают информацию, которую он должен держать в голове как некое пояснение, установку и т.д. Наличие такой установки позволяет читателю «правильно понять» карту и, таким образом, иметь «верное» представление о той реальности, которая в карте отражена. Иногда карта предлагает текстуальную версию целых исторических сюжетов. Эта версия вовсе не обязательно содержит какие-либо фактические неточности. 

 
Иллюстрация 33. Карта Кубанских земель во время русско-турецких войн 1768-1774 и 1787-1791 гг.[6]

 

 
Комментарий:

Одна из надписей в легенде сообщает читателю о «разгроме А.В.Суворовым ногайских клятвопреступников». Таким образом, карта позволяет читателю идеологически правильно ответить на вопрос о причинах стремительной и тотальной очистки правобережья Кубани от ногайских племен в 1784 году. 

 
Примеры идеологически нагруженных легенд нередки в трактовках цвета или линий границ. Лишь один символ на карте способен сделать ее очевидным идеологическим продуктом.

 
Иллюстрация 34. Карта Азербайджана во второй половине XVIII в. [7]

 
Комментарий:

Карта трактует границы распадающегося Ирана как «границы Азербайджана». Во-первых, таким образом удревняется использование термина для обозначения азербайджанского государства (а начало такового использования можно датировать 1918 годом). Современная этническая/ национальная коннотация сопровождает [азербайджанские] провинции иранского государства XVIII века, с их тюркской политической элитой, но многоэтничным населением. Во-вторых, расширяется национальная территория современного Азербайджана в соответствующей идеологической ретроспекции. Сравним с менее идеологически нагруженной реконструкцией того периода.

 
Иллюстрация 35. Фрагмент карты на 1800 год из Исторического атласа Европы.[8]



 
Идеологически нагруженное легендирование активно сопровождает карты войн и конфликтов. Сама формулировка событий не может быть свободна от различных коннотаций, аллюзий, ассоциативных рядов, а иногда и прямых обвинений.

 
Иллюстрация 36. Карта «Грузия: национальное строительство и российская интервенция с 1989 по 2004 годы».[9]

 Комментарий:

Автор карты, повествуя о конфликтах в Южной Осетии и Абхазии, сообщает читателю о «русской оккупации» этих автономий, а Борчало и Джавахетия фигурируют как районы, где «русские эмиссары безуспешно провоцировали этнические конфликты». Таким образом, тиражируется идеологема о «руке Кремля», смысл которой в переадресации ответственности за события 1989-1993 годов. Вместо внимания к внутреннему кризису в Грузии и националистической политике ее властей, нам настоятельно советуют ограничиться версией о внешнем заговоре. Автор не сообщает нам об операциях грузинских сил в Южной Осетии или в Абхазии – это здесь ни к чему.

 
(13) Война топонимов

 
В многоэтничном районе или государстве параллельное именование местностей, населенных пунктов, улиц - обычное дело. Нередко такое параллельное именование закреплено официально и является обязательным для публичных текстов. Но на Кавказе, где многоэтничность - в истории ли, в современности ли, - также обычное дело, «мирное сожитие» этнических топонимов стало редкостью. Правилом является «исключающее именование» как метод символической этнической чистки. Войну топонимов, содержащихся на картах, можно назвать разновидностью идеологического легендирования. Одни и те же населенные пункты именуются по-разному, с симптоматичным исключением названий, используемых группой-контрагентом. 

 Иллюстрация 37-38. Фрагменты карт Абхазии.[10]

 

 
Комментарий:

Две карты одной и той же местности содержат «взаимоисключающие» топонимы. Восстановление абхазо-абазинского топонимического облика территории после конфликта 1992-1994 гг. привело к тотальному исчезновению каких-либо грузинских следов на карте, изданной в Абхазии (слева). Что касается карты, изданной в Грузии (справа), она сохраняет старые «присоветские» и полностью игнорирует топонимы, восстановленные или вновь присвоенные после 1993 года властями Республики Абхазия.

 
(14) Карты «решенных» конфликтов

 
Один из распространенных жанров политизированной картографии - отражение одностороннего восприятия статус кво, например - «итогов конфликта». Воспроизводится картинка такого политико-территориального положения, которое сторонам в конфликте представляется уже обеспеченным или должно быть обеспеченным. Однако видят этот итог стороны совершенно по-разному. Представляя лишь собственную «политико-правовую» версию реальности, стороны лишь манифестируют свои позиции в конфликте.

 
Иллюстрация 39. Официальная карта Азербайджанской республики.

 

Комментарий:

На карте нет никаких следов упраздненной НКАО или признаков непризнанной Нагорно-Карабахской республики. Территория НКАО разделена между административными районами собственно Азербайджана. Это карта «официального» распределения суверенитета, но не его реального распределения. Понятно, что на картах, изданных в НКР или в Армении, мы встретим иную картину.

Иллюстрация 40-41. Административная и туристическая карта Армении и НКР.[11]


 Комментарий:

Как видно, Армения и НКР (всегда вместе с Шаумяновским районом) стилизованы под единое государственное пространство. Иногда даже районы собственно Азербайджана, занятые силами НКР в 1994 году и входящие в ее «пояс безопасности», окрашиваются в цвет, отличающих их от азербайджанской территории. Подготовленный и изданный в США Атлас истории Армении[12] показывает Армению и НКР (включая Шаумяновский район) в максимально едином стиле, символически сближая их и, одновременно, ярко вычленяя территорию НКР из пространства Азербайджана. Зарубежные автомобильные атласы варьируются в своих предпочтениях: есть образцы, которые отражают сложившуюся политическую реальность – то есть фиксируют непризнанную, но вполне состоявшуюся НКР (вместе с Шаумяновским районом), а также показывают линию прекращения огня.

 
Иллюстрация 42. Фрагмент карты Южного Кавказа.[13]

 
На официальных политических и административно-территориальных картах Грузии не присутствует Республика Южная Осетия, а сама территория бывшей Юго-Осетинской автономной области представлена в том виде, который отражает позицию грузинской стороны в грузино-осетинском конфликте. А именно: эта территория разделена между административными районами собственно Грузии. Иначе говоря, на доступном картографическом языке показана определенная «решенность» конфликта, сформулирован тезис об отсутствии Южной Осетии как таковой. 

 
Иллюстрация 42. Официальная Административная карта Грузии.

 
 

В свою очередь, различные тематические карты публикуемые в России/ Осетии обычно сохраняют отображение границ упраздненной Юго-Осетинской автономии для демонстрации границ ее наследницы - непризнанной Республики Южная Осетия. Также и многие нейтральные источники при реконструкции региона сохраняют границы Южной Осетии в их советском виде.

 Иллюстрация 43-45. Карты Осетии[14].

   

 Комментарий:

Карта Южной Осетии из Автомобильного атласа России и СНГ ничего не сообщает о статусе территории, лишь сопровождая ее границу надписью «Юж.Осетия», но сохраняя идентификационный значок Грузии [Ge] в самом центре. Карта посередине указывает – «Республика Южная Осетия». Карта справа сообщает: «Граница бывшей Юго-Осетинской автономной области. Статус [территории] не определен». Красные надписи на русском и красный цвет линии границы, видимо, добавлены русским редактором соответствующей статьи в Википедии.

 
(15) Редукция к имперским границам

 Один из методов упрощения картографической презентации региона – сведение его многообразия, в том числе и политической «многослойности», к простой композиции международно-признанных границ, которые на протяжении изрядного исторического времени выступают как линии разграничения Кавказа между тремя империями. Подобные карты склонны «топить» в единстве имперского цвета (доминирования) наличие полуавтономных образований, оттенки и символы, отражающие различную степень имперского контроля над регионом. Если исторические атласы Грузии и Азербайджана «забывают» о пребывании их нынешних территорий в составе Ирана, Турции или России, то атласы России, Турции и Ирана склонны забывать об относительной или фактической самостоятельности многих периферийных территорий в составе этих государств.

 Иллюстрация 46. Фрагмент карты Российской империи XVII века из современного школьного российского атласа.


Комментарий:

Обращает на себя внимание, что карта отражает Кабарду как часть Русского государства. Одна из сохраняющихся традиций российской исторической картографии Кавказа состоит в том, чтобы признание русского вассалитета Идаровой Кабарды (1557 г.) показывать как ее включение в четкие границы русского государства. Эти «четкие» границы оказываются уже в середине XVI в. проходящими по Лабе.

 
Иллюстрация 47. Британский мотив персидской карты.[15]

Комментарий:

Карта Персии из Английского атласа 1808 года позволяет проигнорировать существование бывшей Картло-Кахетии. А подписание ею Георгиевского трактата с Россией и последующая аннексия вполне могут трактоваться как спровоцированный «русскими эмиссарами» сепаратизм. 

 Иллюстрация 48. Фрагмент карты «Российская империя с начала XIX в. до 1860 г. (из современного школьного атласа по истории России).[16]

Северокавказский имамат как государство, исключающее свое пребывание в составе Российской империи, показан на карте как «район восстания горцев под руководством Шамиля» (красная штриховка). Территория Закубанья, где к 1860-му году оставались значительные неконтролируемые российскими властями районы Черкесии, вообще никак не выделена. Показательно, что европейские атласы тщательно показывают цветовые (властные) лакуны в теле Российской империи на данный период. Соответствующие карты представлены сегодня на этнических адыгских сайтах.

 
Иллюстрация 49. «Карта независимой Черкесии 1841 года».[17]

 
(16) Resentment maps, карты несправедливостей и карты былого величия.

 Назначение данных карт – создать и укрепить некий пространственный, территориальный образ нации как визуальное соответствие идеологемы о былом историческом величии или о случившихся исторических несправедливостях. Пространственные образы былого величия и происшедших несправедливостей дают более комфортную/ предпочтительную иерархию этнических групп-контрагентов в ситуации возможных взаимных претензий. Эти претензии предуготовливаются как исторически асимметричные: «мы потеряли гораздо больше, чем вы» или «мы были здесь раньше, чем вы» и т.д., и т.п.

 Почти обязательным атрибутом Resentment maps выступает метод наложения современных границ на карту-реконструкцию определенного периода прошлого. Этот метод позволяет читателю, путешествующему по истории, все время помнить об современных границах. Функция «карт несправедливостей» – постоянное напоминание об утраченных, «отторгнутых территориях». Нужна постоянная демонстрация и переживание несуществующих сегодня границ как более справедливых, изначальных, как некой системы координат, в соответствии с которой читатель должен судить о правомочности границ нынешних.

 
Иллюстрации 50-51. Карты Ингушетии.[18]

 

Комментарий:

Один из сайтов Университета Беркли, посвященный программе изучения ингушского языка, симптоматично не удовлетворен возможностью представить лишь карту современной российской Республики Ингушетия. Выставлена карта 1931 года (слева), которая позже сопровождена картой-реконструкцией отторгнутых территорий (справа). Последняя показывает те отклонения, которые современные границы имеют в отношении некогда существовавших. Белая штриховка и составляет Ингушетию в «широких, желанных границах», включая территории, утерянные после 1944-57 годов (в пользу Северной Осетии), а также и те, что сохранены/ обретены в 1991 году при разделе с Чечней (Сунженский район). На вопрос – зачем на лингвистическом сайте помещен политизированный картографический продукт? – мы найдем ответ, познакомившись с историко-культурологическими текстами, выложенными на сайте. В них воспроизводится, как главная тема, сюжет о Пригородном районе и отторгнутых территориях. А через эту тему сайт передает своему читателю-студенту и главную идеологему – образ «народа-жертвы», повествует об уязвленном, униженном положении Ингушетии в составе России и трагизме всей «внутрироссийской» истории Ингушетии. Читатель должен понять, что в России – «тюрьме народов» - под угрозой оказываются не только миноритарные языки, но и сами этнические меньшинства.

 
Resentment maps устойчиво присутствуют в национальных исторических атласах.

 
Иллюстрация 52. Карта «Аланы в Великом переселении народов (конец IV – начало V в.)».[19]

Комментарий:

Отраженные здесь сюжеты обязательны для современной историко-идеологической ретроспекции в Осетии. Уход и рассеяние в Европе основной массы северокавказских алан – предмет гордости и, одновременно, сожаления о том, что это не позволило создать адекватные их величию государственные образования на Кавказе. Ушедшие аланы – это осетины, покинувшие родину за славой и исчезнувшие навсегда.

Мощным источником карт былого величия является армянская картографическая школа. Карты Великой Армении также подробны и многочисленны[20], как и карты Армении современной. Великая Армения должна быть соотнесена - даже не с соседями, - но с самой Арменией современной, как со своим последним железным бастионом.

 
Иллюстрация 53. Карта Армении.[21]

 
Resentment maps представлены не только в специализированной печатной продукции, но и на постерах, календарях, майках, брелках и т.д., и т.п. (см., напр., Иллюстрацию 7, где настенный постер запечатлевает обещанную Севрским договором Армению).

 
(17) Карты ревизионистских проектов

 
Особый жанр политизированной картографии - презентация проектов ревизии существующего административно-территориального деления, изменений существующей политической карты. Здесь моделируются желанные или, напротив, угрожающие перемены, показываются варианты таких перемен. Идеологическая функция карт ревизии состоит в поддержании определенного режима психологической и политической возможности таких перемен: чтобы состояться как реальный проект, перемены должны сначала хотя бы пройти период обязательной визуальной к ним адаптации. Еще одно назначение карт ревизии – в них манифестированы представления о «должной» политической карте, - поэтому подобные карты всегда несут в себе выраженный мотив «исторического реванша».   

 
Иллюстрация 54-55.

Проекты деления Кабардино-Балкарии (а) кабардинский и (б) балкарский.




 

Комментарий:

Карты взяты соответственно из кабардинского и балкарского источников.[22] Очевидны различия между «сторонами» не только в том, что касается проектируемого разделения [23] Кабардино-Балкарии, но и различия в оценке «исторических границ» между Кабардой и балкарскими обществами. В этих картах «стороны» как бы обмениваются посланиями о том, что разделение в принципе возможно и о том, какое именно разделение можно считать справедливым. Динамика исторических границ в обоих вариантах как бы свидетельствует о несправедливом векторе происходивших ранее перемен. В Интернете начинается любительское моделирование такого разделения.

 
Иллюстрация 56-57. Карта Балкарии. [24]

  

Картографически смоделированная и, таким образом, визуально нормализованная Балкария резко контрастирует с образом Балкарии, которая рискует возникнуть в результате осуществления вновь принятых законов Кабардино-Балкарской республики о муниципальных образованиях. Балкарские общественно-политические организации считают, что эти законы выводят значительные территории из состава балкарских муниципалитетов, то есть делают их уже не «балкарскими», а «кабардино-балкарскими». Из коллективной собственности балкарского народа изымается главное достояние – рекреационный комплекс Приэльбрусья.

 

Иллюстрация 58.

Карта «Распределения территорий… в Кабардино-Балкарской республике».[25]



Комментарий:

Черным цветом на карте показаны «межселенные территории», то есть земли, которые останутся в республиканском распоряжении и, таким образом, исключаются из ресурсов горных балкарских муниципальных образований.

 
Интернет представляет собой пространство, уже основательно освоенное картографическими презентациями. Как замечает исследователь, «основное развитие картографии в 1990-е годы оказалось связано с драматическим возрастанием роли Интернета в распространении карт…».[26] Картографическая этика встречает новые вызовы, связанные со свободным оперированием таким взрывоопасным материалом, каким являеься символическое маркирование «национального пространства».

 
Иллюстрация 59. Карта «Азербайджан: Север плюс Юг».[27]

Иллюстрация 60. Карта-ковер с изображением провинций Азербайджана.[28]

       

 Комментарий:

Карта единого Азербайджана показывает территорию Азербайджанской республики и трех азербайджанских провинций Ирана в стиле единого государства. В карте воспроизведена идеологема о разделенном азербайджанском народе и о его должной национально-государственной территории. На карте (справа) к ней добавлены также иранские провинции Занджан и Гилян, Зангезур и северное побережье Севана - из состава Армении, часть Кизикии - из состава Грузии, Дербент – из состава России.

 
Иллюстрация 61. Карта «Кавказа».[29]

 

 Комментарий:

Карта проекта по ревизии современной политической карты Кавказа, сделанная в Турции. Присутствует на некоторых северокавказских этнических сайтах – как российского происхождения, так и из диаспор, особенно – в Турции. Обращает на себя внимание то, что в состав проектируемого государства включены не только территории [горских] республик России, но и Краснодарский край и Ставрополье, а также Абхазия и Южная Осетия. Тем самым заявляется преемственность данного проекта тому, что был декларирован лидерами несостоявшейся Северо-Кавказской республики в 1918 году. За небольшим исключением – новые интегристы не обещают забрать у Азербайджана Закатальский округ и Южный Лезгистан.

 
(18) Заключение

 
Функции политизированной картографии состоят в визуальном и символическом подкреплении определенных идеологических утверждений о границах и территориях – справедливых, должных, исконных и т.д. Основные методические процедуры, к которым прибегает картограф-идеолог - это стандартные процедуры любого исследования, стремящегося обнаружить некоторые тенденции, закономерности, ключевые моменты. Селекция данных открывает путь к обобщениям; акцентировка обращает внимание на важную симптоматику, подлежащую дальнейшему исследованию; моделирование позволяет увидеть варианты будущего и т.д. Однако политизированная картография только использует исследовательские методы: идеологические издержки начинаются именно там, где сознательно закрывается возможность замечать и обнаруживать многозначность, противоречивость исследуемой реальности, ее «иное измерение».

 
В современном кавказском политическом пространстве остаются неурегулированными несколько конфликтов. Гораздо больше ситуаций этнополитического соперничества остаются уязвимыми для эскалации противоречий. Понятно, что сегодня нет конвенциональной истории региона, как нет и его согласованной политической карты. Идет очевидная или скрытая информационно-идеологическая борьба, в том числе и за доминирующие версии истории, визуально закрепляемые картографическими методами.

 
Здесь можно различить два разных подхода в подобного рода деятельности: первый из них стремится отобразить неоднозначность, проблематичность, многослойность реконструируемой реальности, пытается включить элементы рефлексии в отношении своих же собственных идеологических или исследовательских продуктов. Другой подход состоит в тиражировании идеологем и в наращивании отчуждения между сторонами противоречий/ конфликтов. Пока в массиве политического картографирования Кавказа затруднительно обнаружить позитивную содержательную динамику, какой могло быть стать развитие от идеологизированной картографии к «рефлексирующей» (то есть, к более адекватной - и в отношении реконструируемой многозначной «реальности», и в отношении того, какие именно «послания» формулируются в карте).

 


[1] Азербайчан тарихи. Бакы. 1993.

[2] Atlas Geopolitique informatique du Caucase. Paris. 1998. Carte No. 25.

[3] О значительном исходе грузин можно говорить только применительно к самому городу Цхинвали. В Знаурском районе есть села, вынужденно покинутые грузинами, но есть и те, которые были и остаются грузинскими по преобладающему этническому составу.  

[4] Шекиладзе М. Исторический атлас Грузии. Тбилиси. 2002.

[5] Подобная же неточность воспроизводится в «Атласе конфликтов» А.Андерсена (http://www.conflicts.rem33.com/images/Georgia/GEORGIA%20DISM%2021-31.jpg). Здесь Сочинский округ уже предстает как «грузинская территория, оспариваемая Россией».

 

[6] История Кубани. Атлас. Краснодар. 2005.

[8] Christos Nüssli,History of Europe: the Periodical Historical Atlas <www.euratlas.com/summary.htm>

[9] Andrew Andersen. Ethnic Borders, Border disputes, Ideological Clashes and othe security Challenges. <http://conflicts.rem33.com>

 

[10] Карта Республики Абхазия. Сухум. 1997. Map of Georgia. Tbilisi. 2001

[12] Hewsen, R. Armenia: A Historical Atlas. Chicago. 2001. <http://www.press.uchicago.edu/Images/Chicago/hewsen277.html>

[13] http://reisebuch.de/specials/wmp/kaukasus-10157_info_1.html

[14] Атлас автомобильных дорог. М. 2002. Карта в центре – из источника: Калоев Б. Осетины: историко-этнографическое исследование. М. 2004. Карта справа – Vikipedia. См., также, http://upload.wikimedia.org/wikipedia/en/f/f6/SouthOssetia_region_detailed_map.JPG

[16] История России. Атлас. М. 2003.

[19] Исторический атлас Осетии. Владикавказ. 2002.

[21] debed.sbn.bz/gallery_image/40-s.jpg

 

[22] Территория и расселение кабардинцев и балкарцев в XVIII – начале XIX века. Сборник документов. Нальчик. 1992; Тёре. №12. Нальчик. 1991 (http://www.balkaria.info/news/smi/tere1291.htm).

[23] Эта тема, после своей кризисной актуализации в 1991-1993 гг., вытеснена из политической повестки, но остается неким фоновым контекстом развития Кабардино-Балкарии.

[26] Paterson M. The Web and Ethics in Cartography < http://maps.unomaha.edu/MP/Articles/WebEthics/Ethics.html>

[27] http://www.travel-images.com/az-unitedazerb.jpg

[28] http://www.presentltd.com/rugs/map1.htm

[29] http://www.chechen.org/modules.php?name=fotos&catID=3,

www.itlibitum.ru%20-%20010.jpg

Возврат к списку новостей




 
04.04.2011  Россия удовлетворена отказом Гаагского суда рассматривать жалобу Грузии
02.03.2010  Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провел рабочую встречу с президентом Республики Северная Осетия-Алания Т.Д.Мамсуровым
24.02.2010  Хаджимба: Нельзя винить одного Саакашвили
04.02.2010  Чиновников Северной Осетии обучат работе в Интернете
01.06.2009  Явка на выборах депутатов Парламента Республики Южная Осетия составила 81,93%. В Парламент прошли три политические партии.
06.02.2009  Грузия попросила у Украины запрещенные мины-ловушки
29.10.2008  ЕС предлагает направить часть донорской помощи Грузии в Южную Осетию
29.10.2008  Начальник ОШ ВС Грузии рассказал о событиях августа
29.10.2008  Для безопасности в Ю.Осетии и Абхазии нужны бригады войск - МИД РФ
29.10.2008  Южная Осетия выплатила Грузии задолженность за газ
© 2006 Исследовательский центр Charta Caucasica