Исследовательский центр Charta Caucasica
      Главная / Статьи
Новости
Статьи
Беслан
Краеведение
Хронология
Статистика
Документы
Паноптикум
Юмор и сатира
Фотогалерея
О нас
 

Раздражающий конфликт

Версия для печати Версия для печати
05.08.2006 

В информационной тени очередных нервных недель в зоне осетино-грузинского конфликта находится другой «незавершенный» конфликт – осетино-ингушский. Для стабильности на юге России урегулирование этого конфликта имеет еще большее значение, нежели миротворческие усилия в Южной Осетии. Тбилисское подогревание конфликта по ту сторону Большого Кавказа не ставит под сомнение саму эффективность властной вертикали в России, хотя отчасти и свидетельствует о состоятельности России как геополитической доминанты в регионе. Однако разогрев осетино-ингушского конфликта, точнее, эффективность, с которой желающие разогреть этот конфликт смогут добиваться своей цели, может оказаться ясным индикатором слабости государства российского и российской гражданской нации.

Сегодня решение нескольких основных проблем и противоречий составляет актуальную повестку для политики урегулирования в зоне бывшего осетино-ингушского конфликта. Существо этих проблем прямо или косвенно сводится к следующим пунктам: во-первых, к обустройству вынужденных переселенцев из зоны конфликта (речь идет почти исключительно об ингушах, покинувших места постоянного проживания в Северной Осетии осенью 1992 г.); во-вторых, к определению границ Республики Ингушетия, образованной летом 1992 г.

Проблема «ликвидации последствий вооруженной фазы конфликта 30 октября – 4 ноября 1992 г.» сформулирована как программа действий по «завершению процесса возвращения вынужденных переселенцев (ингушской национальности) в места постоянного проживания» в Северной Осетии. Даже определена дата, когда процесс возвращения ингушей должен быть снят с повестки дня – до конца 2006 г.

Ни один из современных этнополитических конфликтов, прошедших фазу вооруженных столкновений, не привел к той степени урегулирования, когда бы в места прежнего постоянного проживания в зоне бывшего конфликта смогли вернуться 100% вынужденных переселенцев. Ни один из подобных конфликтов даже не приблизился к такому показателю. Основные причины невозможности достижения полного возвращения очевидны. Их четыре: 1) сохранение межэтнической напряженности в зоне бывшего конфликта, 2) отсутствие здесь работы, 3) относительно успешная адаптация части вынужденных переселенцев в других регионах страны и 4) отсутствие достаточного финансирования самого процесса возвращения и обустройства.

Ситуация в зоне бывшего осетиноингушского конфликта к февралю 2006 г., по данным Федеральной миграционной службы на ноябрь 2005 г., выглядит таким образом, что для завершения процесса возвращения ингушей предстоит оказать государственную поддержку еще почти 8 тыс. граждан (2145 семьям). Из этого числа фактически не возвратились к местам прежнего проживания более 6 тыс. человек (1628 семей), из которых не имели оформленного жилья или прописки (проживали в общежитиях или на частных квартирах) почти 4 тыс. человек (1027 семей). Ингушские источники говорят о 11–12 тыс. остающихся в качестве невозвращенных. Общая же численность граждан ингушской национальности, зарегистрированных в качестве вынужденно покинувших территорию Северной Осетии в 1992 г., составляла 31 224 человека (5516 семей).

В целом случай осетино-ингушского урегулирования уже может быть оценен как имеющий позитивную динамику: доля возвращенных к общей численности вынужденных переселенцев, по разным оценкам, составляет 70–80%. Понятно, что даже наличие одной семьи, которая не имеет возможности воспользоваться своим правом на возвращение, будет свидетельствовать о сохранении проблемы. Однако для устойчивости процесса урегулирования важно, чтобы эта проблема не служила бы тем «гуманитарным грузом», который осложняет решение других проблем урегулирования.

Сегодня существует реальная возможность обустройства всех вынужденных переселенцев в пределах зоны бывшего конфликта на вновь выделяемых участках при сохранении за ними в собственности или распоряжении их прежних подворий. В этой ситуации ясно, что политическая и общественная кампания, препятствующая безопасному обустройству остающейся категории вынужденных переселенцев на предоставляемых новых участках в бывшей зоне конфликта, фактически направлена на консервацию этой проблемы и превращение ингушских беженцев в заложников длительного и трудного процесса политико-правового урегулирования конфликта и налаживания осетино-ингушского соседства в целом.

В феврале 2006 г. начат процесс возвращения беженцев в «проблемные» села Пригородного района Северной Осетии, где происходили наиболее ожесточенные столкновения осенью 1992 г. Готовность к возвращению и обустройству жителей ингушской национальности в большей степени зависит от общего урегулирования осетино-ингушских отношений, еще очень далеких от нормализации. Отсутствие прогресса в урегулировании и, более всего, активное возобновление требований о пересмотре статуса Пригородного района порождают явное раздражение в среде «принимающего» населения и усиливают восприятие возвращающихся жителей ингушской национальности в качестве социальной базы для обоснования территориальных требований. Для преодоления такой устойчивой ассоциации между возвращением переселенцев и территориальными претензиями необходима выработка внятной и однозначной позиции федеральных властей по вопросу об административно-территориальных изменениях. Нужна также политическая воля самих «сторон конфликта».

Политические инициативы, навязывающие в качестве актуальной повестки проблему административно-территориальных изменений, на деле превращают беженцев в заложников крайне опасной политической игры. Границы Республики Ингушетия должны быть в ближайшее время определены исходя из того, что эта республика образована на части территории бывшей Чечено-Ингушской АССР в границах 1992 г. Что касается Пригородного района Северной Осетии, то сегодня нет достаточных правовых оснований для пересмотра его статуса. Таковым основанием, как следует из определения КС РФ по известному запросу парламента Северной Осетии, не является и закон «О реабилитации репрессированных народов». Вряд ли конструктивная позиция здесь может состоять в том, чтобы, развязывая очередную кампанию за пересмотр границ и утверждая право исключительной коллективной собственности на территорию по этническому принципу, постоянно раздражать одну часть населения и создавать иллюзии, что такой передел возможен, у другой.

Территориальная реабилитация ингушского народа – право жить на территориях, где они жили до депортации 1944 г., – не требует обязательного условия изменения нынешних границ. Такая реабилитация в любом случае уже не сможет означать ни утверждения «коллективной этнической собственности» на эту территорию, ни этнической структуры, какой она была на 1944 г. Пригородный район образца 1944 г. – в тогдашних границах и с тогдашней однозначной квалификацией его «этнического хозяина» – может быть восстановлен только одним способом – депортацией неингушского населения. Вряд ли это население или трезвое государство согласится с такой перспективой.

Для осетинской же стороны необходимым обязательством для продвижения к урегулированию является активизация работы в «проблемных» селах по созданию морально-психологических, правовых и фактических условий, позволяющих всем вынужденным переселенцам, даже уже обустроенным в других местах, вернуться сюда в будущем на постоянное жительство, реально и свободно воспользоваться правом распоряжаться прежними участками, недвижимостью. Очевидно, что урегулирование этого конфликта не сможет состояться в том фактическом режиме отчуждения от родины, в котором находится сегодня еще значительная часть ингушского населения Пригородного района Северной Осетии.


Александр СЕМИРЕЧНЫЙ, эксперт исследовательской группы Charta Caucasica

Возврат к списку новостей




 
04.04.2011  Россия удовлетворена отказом Гаагского суда рассматривать жалобу Грузии
02.03.2010  Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провел рабочую встречу с президентом Республики Северная Осетия-Алания Т.Д.Мамсуровым
24.02.2010  Хаджимба: Нельзя винить одного Саакашвили
04.02.2010  Чиновников Северной Осетии обучат работе в Интернете
01.06.2009  Явка на выборах депутатов Парламента Республики Южная Осетия составила 81,93%. В Парламент прошли три политические партии.
06.02.2009  Грузия попросила у Украины запрещенные мины-ловушки
29.10.2008  ЕС предлагает направить часть донорской помощи Грузии в Южную Осетию
29.10.2008  Начальник ОШ ВС Грузии рассказал о событиях августа
29.10.2008  Для безопасности в Ю.Осетии и Абхазии нужны бригады войск - МИД РФ
29.10.2008  Южная Осетия выплатила Грузии задолженность за газ
© 2006 Исследовательский центр Charta Caucasica